Возбужденное в России уголовное дело о геноциде вызывает недоумение – Финляндия изучила проблемы лагерей в Восточной Карелии сразу после Войны-продолжения (Советско-финской войны 1941–44 гг.) - Mielipide | HS.fi
Mielipide|Op-ed

Возбужденное в России уголовное дело о геноциде вызывает недоумение – Финляндия изучила проблемы лагерей в Восточной Карелии сразу после Войны-продолжения (Советско-финской войны 1941–44 гг.)

При желании Россия смогла бы получить у Финляндии оригиналы материалов по лагерям.

Julkaistu: 4.5. 17:13

Следственный комитет Российской Федерации сообщил на прошлой неделе об открытии расследования «массовых убийств военнопленных и славянского мирного населения в созданных оккупационной администрацией Финляндии концентрационных лагерях в Карелии». Уголовное дело возбуждено по статье геноцид.

Новость вызывает удивление в Финляндии. В статье 13 Соглашения о перемирии от 19 сентября 1944 г. между СССР и Финляндией предполагается, что «Финляндия обязуется сотрудничать с Союзными Державами в деле задержания лиц, обвиняемых в военных преступлениях, и суда над ними». Согласно этому и действовали.

Захват входящей в состав Советского Союза Восточной Карелии летом 1941 г. стало воплощением мечты карелианистов Карельского академического общества. Этому способствовало военное сотрудничество с Германией. Финляндия присоединилась к политике жизненного пространства Германии и хотела получить долю Новой Европы. Намерением стало овладение на постоянной основе территорией Восточной Карелии, которая никогда не входила в состав Финляндии.

Стас-секретарь Министерства иностранных дел Германии Эрнст фон Вайцзеккер доложил 10 ноября 1941 г. о беседе с Послом Финляндии в Берлине Т.М. Кивимяки. Он отметил, что Кивимяки предложил переселить два миллиона жителей финно-угорских национальностей с других территорий Советского Союза на территорию на восток от Финляндии т.е. - на юг от Кольского полуострова и Архангельской области. Туда переселились бы вогулы, мордва и другие народы, проживающие на западном Урале, а также тверские карелы. Они сформировали бы защитный буфер против востока. Соответственно, не национальное население Карелии и неполноценное русское население Кольского полуострова (”…russischen minderwertigen Elemente”) переселили бы на восток.

Разделение по этническому признаку, осуществленное в Восточной Карелии, была частью данной политики. В переселенческих лагерях (сначала в концлагерях) 98–99 % удержанных представляло собой население, классифицированное как «не национальное», в основном, русские. Количество размещенных в лагерях было самое большое в апреле 1942 г. - примерно 24 000 человек, а общее количество в 1941–1944 гг. составило не менее 30 000. Согласно созданной Национальным архивом (Финляндии) базе данных в лагерях умерло 4 060 человек. Из них - 1 345 детей возрасти до 15 лет.

Союзная контрольная комиссия во главе с советским генерал-полковником Андреем Ждановым прибыла в Финляндию 5 октября 1944 г., спустя несколько недель после подписания перемирия. Контрольная комиссия требовала от финской стороны незамедлительных действий, чтобы можно было начать процесс задержания и осуждения обвиняемых в военных преступлениях согласно статье 13 Соглашения о перемирии. Чтобы поторопить финнов, Контрольная комиссия вручила 19 октября 1944 г. премьер-министру Урхо Кастрену список из 61 человека, военных преступников, которых следует арестовать незамедлительно. По результатам исследований, проведенных Контрольной комиссией, они отвечали, в частности, за военную администрацию в Восточной Карелии.

Арестованных по данному списку называли в Финляндии заключенными по списку №1. 15 человек, указанные в списке, служили в военной администрации в Восточной Карелии.

На основе списка было задержано 45 человек. Судебное разбирательство дела не продвигалось. Когда в апреле 1946 г. к Контрольной комиссии обратились с вопросом, она сообщила, что сначала будут рассмотрены основные вопросы по военным преступлениям, а потом наступит очередь указанных в списке №1. Допросы начались по решению Контрольной комиссии в ноябре 1946 г., но они продвигались медленно. Неправильно опознанные лица были освобождены.

Финляндия и Советский Союз заключили 10 февраля 1947 г. мирный договор в Париже. 20 февраля Контрольная комиссия приняла решение, что 17 арестованных следует освободить сразу, 16 задержанным - предъявить обвинения, а в отношении к 6 - продолжить следствие.

Судебный процесс начался после того, как комиссия под руководством генерал-майора Геннадия Куприянова предоставила доказательную базу на более чем 2400 страницах, составленную на основе проведенных опросов. Доказательная база материала была слаба, так как многие показания основывались на слухах.

К лишению свободы было, в конце концов, приговорено 14 человек, трое из них за убийства. К самому большому сроку, был приговорен капитан, который был осужден на четыре года и пять месяцев за убийство двух военнопленных. Союзная контрольная комиссия уехала из страны в сентябре 1947 г., а Советский Союз не вмешивался в вынесенные в Финляндии приговоры или их дальнейшее выполнение.

Смерти и насилие в лагерях военнопленных были изучены финнами намного шире и основательнее, чем дело 61 человек по списку Союзной контрольной комиссии. Под руководством генерал-лейтенанта Вольдемара Хегглунда был создан отдел по проверке лагерей военнопленных, за деятельностью которого следила Надзорная комиссия во главе с канцлером Хельсинкского университета Антти Туленхеймо. К началу 1947 г. она изучила более 3 000 случаев. Всего было предъявлено 1 400 обвинений, а на их основе начаты 910 судебных разбирательств.

Около половины обвиненных было освобождено из-за отсутствия доказательств. Большинство вынесенных приговоров были легкие, однако, еще осенью 1948 г. в тюрьмах сидели 98 осужденных за военные преступления, часть которых была приговорена к пожизненному сроку.

После судебных разбирательств события военного времени хотели постепенно забыть, как в Финляндии, так и в других европейских странах. Отчасти этому способствовали объявленные Президентом Финляндской Республики амнистии. Например, Ю.К. Паасикиви амнистировал в 1951 году прораба, отбывшего пять лет наказания за умышленное убийство 34 военнопленных и осужденного на пожизненное лишение свободы с пребыванием в исправительной тюрьме.

Советский Союз и в этот раз не вмешивался в решения финских судебных учреждений. Финляндия должна была выплатить огромные репарации, которые на основании оценки Советского Союза можно было считать соразмерными нанесенному ущербу.

Финская военная администрация в Восточной Карелии исследована в Финляндии довольно широко. Вышеуказанные сведения частично основываются на моем исследовании «Военнопленные, тюрьмы и война – финская тюремная администрация во время Второй мировой войны», изданном еще в 1987 году. Национальный архив Финляндии позднее в рамках масштабных проектов, финансированных Государственным советом Финляндии и Академией Финляндии, проводил исследования, в частности, по теме смертей военнопленных, смертности в лагерях для гражданского населения, находившихся под управлением военной администрации Восточной Карелии, выдачи людей из Финляндии в 1941–1955 гг., судьбы ингерманландцев и участия финских добровольцев войск СС в жестокости против гражданский лиц и пленных на Украине и Кавказе. По данным исследованиям опубликовано свыше 20 научных монографий и большое количество статьей.

Национальным архивом Финляндии опубликована база данных о погибших во время Зимней войны и Войны-продолжения военнопленных и об умерших в лагерях мирных жителях. База данных находится в свободном доступе в Интернете (http://kronos.narc.fi/index.html). Инструкция по поиску размещена на финском, шведском, русском, английском и немецком языках.

Решение о возбуждении Следственным комитетом Российской Федерации уголовного дела об убийствах мирных граждан и военнопленных во время оккупации Финляндией Восточной Карелии представляется довольно странным.

Обвинения об использовании газовых камер и зарытых живьем военнопленных представляются абсурдными. Ничего подобного не было выявлено ни при исследованиях контрольной комиссии союзников, ни в финских архивных источниках, воспоминаниях или в многочисленных исследованиях об оккупации Восточной Карелии.

Нам хорошо известно, что Следственный комитет не использовал архивы Штаба военной администрации Восточной Карелии, Карельского академического общества или других организаций и лиц, хранящимися в Национальном архиве Финляндии, в которых события военного времени и факты за ними более подробно освещены.

Провести исследование в Финляндии легко, так как все архивы военного времени находятся в открытом доступе. Они доступны как отечественным, так и зарубежным исследователям. Финский менталитет можно охарактеризовать и тем, что финны не бояться исследовать даже болезненные вопросы собственной истории.

Следственный комитет Российской Федерации, по всей видимости, не учитывал того, что предусмотренные статьей 13 Соглашения о перемирии исследования военных преступлений были проведены сразу после войны как по требованию Союзной контрольной комиссии, так и самостоятельно самими финнами. На их основании были вынесены многие приговоры с лишением свободы, даже пожизненные. По нормальной судебной практике никто не может быть повторно осужден за одно и тоже преступление.

Опубликованное российское утверждение представляет собой некачественно выполненное исследование и не отвечает даже самым примитивным требованиям к «судебному процессу». Удивление вызывает то, почему вообще приступили к такому процессу, и еще представляли его так публично.

Следует отметить, что и в России проводится много исследований высокого качества в области истории Второй мировой войны. Сотрудничество Финляндии и России в сфере архивного дела также является открытым и ведется плодотворно. Поэтому получить архивные материалы и информацию в Финляндии или в других странах можно было без каких-либо проблем, если Следственный комитет хотел бы ними пользоваться в поисках правды.

Данная затея, к сожалению, досадна для тех российских престижных исследователей, которые с научной точки зрения считаются серьезными и которые основательно изучали оригинальные источники и литературу по данным вопросам в архивах России, Финляндии, Германии, Великобритании, Соединенных Штатов и других релевантных стран.

Громкими обвинениями можно, пожалуй, повлиять на широкую российскую публику, но, по крайней мере, международных специалистов, такими высказываниями не убедить.

Юсси Нуортева

Автор статьи является генеральным директором Национального архива Финляндии и доцентом Хельсинкского университета.

Vieraskynä|Venäjällä käynnistetty kansanmurhatutkinta herättää ihmetystä – Suomi tutki Itä-Karjalan leirien epäkohdat heti jatkosodan jälkeen

Op-ed|Genocide investigation launched in Russia causes confusion: Finland investigated the shortcomings of the camps in East Karelia immediately after the Continuation War

Seuraa uutisia tästä aiheesta

Luetuimmat - Mielipide

Luitko jo nämä?