Отец Константин Мирошниченко и сын Никита Мирошниченко, бежавшие из города Изюм на северо-востоке Украины, нашли приют в церкви ”Заря жизни” в Хмельницком в прошлую субботу.

”Не дайте волю ненависти”

Из Украины выехали уже 2,8 миллионов беженцев. В хмельницкой церкви пастор, бывший криминальный авторитет и многие другие – все помогают внутренним беженцам . Люди спят вповалку на полу храма.

Хмельницкий

Вся площадь пола и уровней храма покрыта матрасами, одеялами и подушками. И на хорах тоже матрасы, одеяла, подушки. Вся церковь превратилась в огромную спальню. На стене у церковной сцены мигает обрамленный светодиодами крест.

Помещения воскресной школы превращены в детскую спальню, столовую и прачечную. В туалетах оборудован душевой угол, коридоры и шкафы заполнены гуманитарной помощью – тут и банки с вареньем, и теплая одежда. На кухне готовят борщ с пампушками для тех, кого судьба направляет к вратам этой церкви.

Пока мы в Финляндии, да и во всем мире еще пытались оценивать вероятность нападения России на Украину, хмельницкая церковь ”Заря жизни” уже неделями готовилась к тяжелым испытаниям.

Пастор Ростислав Кудин начал готовиться к оказанию помощи беженцам за несколько недель до российского вторжения. Церковь ”Заря жизни”, которую он возглавляет, входит в международную церковную организацию ”Livets Ord”, что в Упсале, Швеция.

Пастор евангелической церкви 50-летний Ростислав Кудин говорит, что церковь и прихожане обратились к местным людям с призывом в случае войны начать принимать у себя беженцев. Так было и в 2014 году, когда Россия захватила Крым и начала войну на востоке Украины.

Но никто не мог и думать, что случится такое...

Первоначально церковь обустроила около 35 мест для людей, спасающихся от войны, и несколько близлежащих домов объявили о своей готовности принять эвакуированных.

Но люди начали прибывать в огромных количествах со всего восточного Приднепровья и Черноморского побережья: из Киева, Харькова, Сум, Мариуполя и многих других мест, которые заполняют вечерние новости.

Теперь церковь превращена в спальню на 230 человек. В один угол поставили клетки для животных, так как многие прибывают вместе со своими кошками и собаками. Если животных выпускать погулять, то это вызывает постоянные поиски, отнимающие много времени, и всеобщий хаос.

”Иногда похоже на Ноев ковчег”, со смехом говорит пастор.

В церкви также помещают и домашних животных. Кличка кошки неизвестна.

В некоторые ночи по шесть человек спали в кабинете пастора, когда помещения церкви были заполнено до отказа. Местные жители, рестораны и другие предприятия щедро жертвовали деньги и полезные вещи на оказание помощи беженцам.

Предложения принять беженцев поступали отовсюду, даже из Бразилии. Кажется, все в мире хотят помочь 44-миллионному народу Украины.

Бывший криминальный авторитет Игорь Денисов помогает украинским беженцам.

Не было недостатка и в добровольцах. Ежедневно беженцам помогают по 20 волонтеров. Один из них – бывший главарь ОПГ, 57-летний Игорь Денисов. Он говорит, что 21 год был наркоманом и восемь лет отсидел в тюрьме.

”Торговля наркотиками, грабежи, рэкет”, говорит он, описывая свою прошлую жизнь.

Двадцать лет назад на службах в церкви ”Заря жизни” у него произошло пробуждение, и он решил основать Центр посещения Сиона, который помогает бывшим заключенным и наркоманам.

”Эта церковь спасла меня.”

Теперь настала его очередь спасать других. Денисов говорит, усмехаясь, что его опыт криминального авторитета научил его ценным организаторским навыкам.

Детская игровая площадка в церкви ”Заря жизни".

Хмельницкий – важный узел в центре западной Украины, где беженцам необходимо место, чтобы остановиться во время многодневных переездов. Более 2,8 миллиона человек уже бежали из Украины за границу, но внутренняя нагрузка еще тяжелее.

В конце прошлой недели УВКБ ООН сообщило, что в Украине насчитывается по меньшей мере 1,85 миллиона внутренне перемещенных лиц. Кроме того, война непосредственно затронула жизни по меньшей мере 12,65 млн. человек. Сотни тысяч домов остались без воды, электричества и отопления.

Работа по оказанию помощи в этой церкви очень важна, но в конечном итоге это лишь капля в море. В Украине и за ее пределами проходят тысячи и тысячи подобных операций.

Пастор Кудин говорит, что люди приходили к дверям его церкви, потрясенные взрывами бомб и ракет. Дети с клаустрофобией бежали в бомбоубежища, напуганные сигналами воздушной тревоги. Одна женщина от взрыва была просто контужена, на некоторое время оглохла и потеряла способность говорить.

”Люди в страхе, смятении и отчаянии. У них застывшие лица. Они покинули свои дома и спасаются бегством”, говорит Кудин.

В дневное время приют совершенно пуст. Беженцы прибывают вечером и ночью, после чего многие из них продолжают свой путь к польской границе.

Лиза спит на полу в церкви. Ее семья бежала из г.Сумы.

Вечером в прошлую субботу церковь почти опустела, так как все беженцы отправились дальше, многие из них в Польшу, а оттуда в другие страны ЕС. Но в храме остались двое, отец и сын, которые не знают, что им делать дальше.

Константин Мирошниченко, 54-летний отец, из города Изюм на северо-востоке Украины, сказал, что он и его семья, а также семья его 28-летнего сына Никиты бежали после того, как бомбы разрушили два жилых дома рядом с домом Константина.

Сначала он говорит, что в результате обстрела соседних домов погибли девять человек. Но потом он начал мысленно перебирать жильцов домов и пришел к выводу, что были убиты шесть взрослых и двое детей.

”Восемь погибли”, уточняет он.

Три недели назад у Константина Мирошниченко был свой магазин, теперь он – беженец.

Непонятное число погибших отражает тот факт, что никто точно не знает, сколько мирных жителей было убито в ходе российского нападения. По оценкам ООН, на понедельник погибло по меньшей мере 636 человек, в то время как украинская сторона уже давно заявляла о более чем двух тысячах. Только в осажденном Мариуполе, по оценкам властей, погибло более 2 500 жителей и еще тысячи получили ранения.

Мирошниченко показывает видео и фотографии, сделанные его мобильным телефоном. На них видны полностью разрушенные здания и огромная воронка от бомбы. Это еще одно доказательство обвинений в том, что стратегия российских вооруженных сил предусматривает неизбирательные убийства и террор в отношении гражданского населения.

Беженцам были предоставлены пункты зарядки мобильных телефонов. Смартфоны стали важным инструментом для документирования событий войны.

Но фотографии также служат показателем того, что жизнь продолжается. Мирошниченко растроган, снимает очки и вытирает глаза после показа видео о бомбоубежище, где они праздновали день рождения дочери.

Константин и Никита Мирошниченко остались теперь тут одни, отправив на польскую границу шестерых членов своей семьи: женщин и детей. Возможно, мужчины пойдут по призыву защищать свою страну.

”Каждый день планы меняются. Может быть, мы вернемся домой?” рассуждает Константин.

Три недели назад он был владельцем магазина бытовых товаров в Изюме, городе с населением около 45 тыс. человек.

”А теперь я здесь”, с грустью говорит он.

Волонтеры Татьяна Баклай, Людмила Денисова и Татьяна Сорокина готовят бутерброды для беженцев.

Татьяна Куроленко, 28 лет, и дочь Злата, 3 года, бежали от бомбежки в Сумах, северо-восточная Украина, недалеко от российской границы. В Хмельницком они ночуют на матрасе на полу пятидесятнической церкви.

Рядом с церковью ”Заря жизни” находится еще одна церковь, в которой размещаются беженцы – Христиан-пятидесятников. Здесь приют находят до трехсот беженцев.

В вестибюле церкви 62-летний пастор Павел Сивец достает из кармана мобильный телефон и показывает сделанные им фотографии, которые являются еще одним доказательством военных преступлений в России.

На смартфонах украинцев уже столько доказательств, что ни один суд не сможет их перебрать. Такова ситуация после трех недель войны.

Пастор прихода пятидесятников Павел Сивец показывает со своего телефона фотографии обстрелянных автобусов, которыми эвакуировали беженцев из Харькова.

На фотографиях Сивец показывает два эвакуационных автобуса, зеленый и белый, с разных ракурсов, с разбитыми или пробитыми пулями окнами. Автобусы из Харькова прибыли на стоянку у церкви четырьмя днями ранее. Чудесным образом в результате обстрела никто не погиб и не был ранен.

Всего в автобусах находилось 30 человек, около половины из них – дети.

”Страх, ужас и огромное облегчение”, говорит пастор, рассказывая о впечатлениях пассажиров этих автобусов.

Сивец говорит, что сейчас люди переживают испытания, и духовная работа трудна. Так, среди ужасов войны непросто помнить учение Иисуса о том, что мы должны возлюбить и врагов наших.

Пытаюсь говорить людям: ”Не позволяйте ненависти заполнить ваше сердце, ибо она растлит вас. Месть принадлежит Богу. Господь воздаст по заслугам”, говорит Сивец.

Пожертвованная детская обувь.

Статья впервые опубликована 15.3.2022.

Suomenkielisen artikkelin voi lukea täältä.