Россияне привыкли к финансовым кризисам, и к войне привыкают – особенно если война не угрожает собственной жизни

Кажется, что санкции достаточно странно влияют на российское общество, пишет петербургский журналист в рубрике "Письма из России" Хельсингин Саномат. Пластиковые карты работают как и раньше.

Магазин Uniqlon, воскресенье 13 марта. Очередь 40-50 человек.

21.3. 2:00 | Päivitetty 21.3. 7:04

Человек привыкает ко всему. Даже к войне. Особенно если война, которую ведёт твоя страна, не может угрожать твоей жизни и здоровью, а влияет только на цены в магазинах. Россияне привыкли к финансовым кризисам. Они случались здесь и без всяких войн.

Пока российские войска захватывали первые украинские территории, Санкт-Петербург был захвачен жуткими автомобильными пробками. Ситуация была абсолютно непонятной и непредсказуемой, поэтому люди спешили сохранить свои сбережения. По крайней мере, те, у кого они были. Одни торопились в банки, другие – в автосалоны и ювелирные магазины. Менее обеспеченные оккупировали магазины электроники и обычные продуктовые супермаркеты. Проблема обмена валюты – отдельная история, к которой мы обязательно вернёмся в будущем.

Ближе к концу февраля паника закончилась.

Объявление на парковочном автомате: оплата только картами и наличными, Google Pay не работает.

Закрытые магазины Pull&Bear и H&M в торговом центре.

Объявление на двери Sephora в центре Петербурга о "временной приостановке работы". Владельцам подарочных карт предлагается подождать возобновления работы. Срок действия карт продлевается.

Очередей к банкоматам больше нет, пластиковые карты действительны и работают повсюду, как и раньше. Некоторые банки даже сделали условия обслуживания карт более выгодными. Определённые трудности есть только с оплатой по системе Google Pay, но не так уж и много россиян ею пользовались. А те, кто пользовался, просто достал из дальнего кармана старые добрые кредитки.

Уход с рынка западных брендов – проблема более серьёзная. Санкт-Петербург – современный город, и люди здесь привыкли к определённому уровню жизни. Сейчас многие магазины уже не работают, другие торговые сети опубликовали график закрытия своих точек. Это удобно, поскольку, например, мгновенный уход IKEA (магазины компании закрылись на следующий день после официального объявления) вызвал чудовищные очереди, ссоры и даже небольшие потасовки.

Другая популярная сеть товаров для дома, OBI, тоже должна закрыться, но когда именно – никто точно не знает.

Ценники поменялись.

Полки здесь выглядят необычно. Некоторые части магазина смотрятся вроде бы привычно. Исключая, разумеется, цены: ВСЕ ценники абсолютно новые (на 30–60% выше предыдущих). А ещё мне попалось на глаза зеркало, у которого было… две цены. Старый ценник просто забыли снять. Незаконно? Разумеется, но что поделать? Продавцы в зале есть, но все они явно на взводе, выглядят мрачно и недружелюбно.

”Что вы от меня хотите?”, резко спрашивает меня менеджер с именем Людмила на бейдже. "разумеется, правильная цена – это та, которая выше. Но я вообще не уверена, что это зеркало можно купить. Если вас оно действительно интересует, я схожу на склад и проверю. Витрины уже ничего не значат. Вчера нам запретили продавать товары с витрин. Вы можете жаловаться кому угодно. Мы скоро закроемся, и я вообще останусь без работы.”

Некоторые товары из отдела ванных комнат явно успели продать до ”вчерашнего распоряжения”. Секция выглядит странно: торчащие из стен провода, строительные материалы, пыль и отдельные элементы того, что ещё совсем недавно было примером образцовой ванной.

В магазинах Prisma тоже пустые полки. Финская компания анонсировала постепенный уход с российского рынка и опубликовала график закрытия своих магазинов.

Практически все товары продаются сейчас с огромными скидками. Самые выгодные и нужные вещи были сметены за пару дней, остальной товар пока ещё есть. ”Спасибо, приходите к нам ещё”, произносит кассир дежурную фразу. Покупатель реагирует с улыбкой: ”А долго ждать-то ещё будете?"

"Ну, до конца этой недели точно работаем.”

В магазинах одежды иностранных марок стандартная очередь в минувшие выходные состояла из 30–50 человек. У каждого в руках – по 5–6 товаров. Зачастую – это одна и та же модель одежды. ”Я купил 3 пары одинаковых джинсов”, вспоминает мой друг Кирилл (43 года). ”Мне нравится эта модель, и я знаю, что она мне подходит. Менеджер посоветовал мне ещё присмотреться к ярким светлым джинсам, но зачем? Мне ведь теперь придётся носить это до самой старости. А я не планирую надевать на пенсии яркую одежду.” Хорошая шутка.

McDonald’s – тоже большая потеря. Он был очень популярен у юных россиян, но вряд ли вы пойдёте на рискованный политический митинг только из-за того, что вас лишили гамбургера или модных штанов…

И абсолютно точно, каждая новая санкция увеличивает число анти-западно настроенных людей в России.

"Нам вчера запретили продавать образцы", говорит менеджер магазина бытовой техники. Кто-то еще успел купить.

Политика… Кажется, что санкции достаточно странно влияют на российское общество. Если бы их ввели в одночасье и все сразу, то возможно, эффект был бы иным. Но чем дольше идёт война – тем больше жители этой страны готовы к финансовым потрясениям. Они уже начинают воспринимать их с улыбкой. Тем более, что это далеко не первые санкции против России.

В 2014 году некоторые западные товары (например, сыр) тоже пропали. Но меньше, чем через год часть из них снова появилась на полках магазинов. Другая была с успехом заменена продуктами местных производителей.

И абсолютно точно, каждая новая санкция увеличивает число анти-западно настроенных людей в России.

”Америка и Европа сошли с ума”, уверена Ирина (45 лет). "Запрещать российским кошкам участвовать в международных выставках – это просто глупость. А вот вышвыривать наших спортсменов-инвалидов с Паралимпиады – это уже низость и подлость. Ни кошки, ни спортсмены не имеют к войне никакого отношения.”

Российское правительство такую точку зрения всячески поддерживает. На днях Владимир Путин заявил, что целью санкций является не столько страна, сколько каждый россиянин в отдельности, и санкции наглядно демонстрируют отношение к нам стран Запада.

"Америка и Европа сошли с ума", говорит Ирина (45 лет).

Закончить эту главу своего дневника я бы хотел цитатой из популярного телеграм-канала ”Лентач”, которая за сутки собрала больше двух тысяч в основном положительных комментариев. Важно добавить, что ”Лентач” по-настоящему независим, и известен своим критическим отношением к власти.

Скриншот с сайта Лентач.

”Кажется, введён максимальный уровень санкций для того, чтобы наказать те 20% россиян, которые ещё выступают против политики Путина. Больше всего в санкционной истории пострадали именно европеизированные россияне, которые протестовали и были на стороне украинцев. Именно они летали в Европу, пользовались Спотифай и смотрели Нетфликс. Даже олигархи пострадали меньше. И совсем никак не пострадал ядерный электорат Путина, который и слова-то ’Нетфликс’ не знал, получал зарплату на карту Мир и отдыхал в Сочи.”

Слова Джо Байдена о том, что единственной альтернативой санкций была Третья Мировая война, были не услышаны или восприняты как блеф.

Хельсингин саномат публикует серию статей из России, следя за тем, как вторжение России в Украину отражается в повседневной жизни российской метрополии. Из Санкт-Петербурга cообщает журналист Михаил, чье настоящее имя не публикуется по соображениям безопасности.

Статья впервые опубликована 19.3.2022.

Suomenkielisen artikkelin voi lukea täältä.