Украинка: Муж сражается против России, а родственники мужа даже не считают, что Россия напала на Украину

Ежедневно в Швецию прибывает до 4 тысяч беженцев из Украины. Ирина Иващенко, приехавшая в Швецию вместе с сыном, говорит о том, как нападение России привело к разрыву отношений с родней мужа.

Ирина Иващенко, бежавшая из Украины в Швецию, с сыном Давидом. Сундбюберг, четверг.

23.3. 2:00

Сундбюберг

Каждый день Ирина Иващенко звонит домой в Украину мужу, отцу, матери, сестрам и братьям.

Они говорят, что пока все нормально, но Ирине трудно поверить в это, когда в новостях российские бомбы падают совсем рядом с домом, в последний раз ударили по аэродрому неподалеку.

”Они просто не хотят меня волновать”, говорит она.

Она посылала сообщения и родне мужа, которая живет в России, но ответов от них уже не получает.

Сама Ирина Иващенко находится с сыном в Швеции, точнее в отделении миграционной службы в районе Сундбюберг в десяти километрах от Стокгольма.

В коридорах сплошь рядами сидят беженцы из Украины, которых в последние дни прибывает так много, что с трех ночи у дверей на улице уже выстраивается очередь. Пришлось открыть дополнительные пункты приема, и сейчас очередей убавилось.

На улице организации и просто граждане предлагают людям помощь: еду, питье, одежду, игрушки и сладости детям, советы взрослым.

Фрида Гульдстранд присматривала за собакой украинской женщины, пока та стояла в очереди. Медсестра Анн Линдберг консультировала людей.

”Все хотят помочь. Церкви, организации, просто люди – все готовы помогать”, говорит Линда Стенмарк, раздающая еду и продукты у церкви ”Филадельфия”, где работают и другие организации.

Сегодня предлагают роллы и сэндвичи. Тут же помогают и переводчики, и медицинский персонал.

Вешалки переполнены зимними вещами, а на земле лежит большая куча обуви. Люди собирают одежду в мешки и сумки.

Ната Акинфиева и две ее дочери просматривают одежду и игрушки. Они приехали в Швецию из города Ирпень под Киевом.

Ната Акинфиева с дочерьми Анастасией Аберясевой, 5 лет, и Таисией Аберясевой, 4 года.

Их муж, отец девочек, который сейчас сражается с российскими захватчиками, остался там.

Но дом... Дома больше нет.

”Дом. Его больше нет”, говорит Акинфиева по-английски, пока четырех- и пятилетние девочки ходят по пятам за матерью с банками мыльных пузырей в руках.

Разбомбили?

Женщина молча кивает.

Держа за руку свою младшую сестру, пятилетняя Анастасия Аберясева уже немного освоила английский язык и объясняет:

”Home, broken”.

Братья и сестры Таисия и Анастасия Аберясевы играют с мыльными пузырями.

Украинская женщина, осматривающая вещи рядом, говорит, что больше уже сил нет говорить, что происходит в Украине. Но она может показать.

Женщина достает свой телефон и показывает видеоролики СМИ о российских бомбардировках. Она показывает видеозаписи украинцев, идущих через руины уничтоженных домов в разрушенных городах. Она показывает толпы спасающихся людей.

Она тоже бежала – в Швецию. Муж остался сражаться. Женщина показывает свои ухоженные ногти. Она – маникюрша.

”Я пришла сюда посмотреть, вдруг здесь найду что-то для работы , чтобы продолжить свою работу здесь.”

По оценкам Миграционной службы, в Швецию ежедневно прибывает около четырех тысяч украинцев. К июню из Украины ожидается прибытие 76 тысяч, по другим оценкам – свыше 212 тысяч.

Граждане Украины с биометрическими паспортами могут находиться в Швеции в течение трех месяцев без регистрации, поэтому информации о точном количестве прибывших нет. К четвергу почти 13 тысяч человек обратились за защитой по официальным каналам.

Первоначально иммиграционные власти размещали людей в школах, гимназиях и лагерях с помощью муниципалитетов, поскольку жилья пока не хватает. Однако большое количество украинцев смогли самостоятельно найти жилье. Многие граждане также предлагают свои дома беженцам.

Украину уже покинуло более 3 миллионов, и число беженцев растет с каждой минутой.

Двухлетний сын Ирины Иващенко, Давид, настолько энергичный и живой, что сразу убегает, только отвернись.

Мать с сыном покинули свой дом под Киевом неделю назад. Первые звуки войны раздались вечером 23 февраля, говорит Ирина.

”Я слышал взрывы”, говорит он.

Отец Ирины живет в Швеции, поэтому им было где остановиться. Сам отец отправился в Украину, чтобы бороться с российским вторжением. Муж Ирины, офицер украинской армии, тоже воюет.

Вторжение России в Украину не только пустило жизнь семьи под откос, но и разорвало отношения с родней мужа. Свекровь Ирины родом из России, и ее родственники не приемлют, что ее сын сейчас воюет с русскими, говорит она.

Родственники матери заявили, что не считают, что Россия вообще вторглась в Украину.

”Они говорят, что это Украина начала войну против России и что Россия спасет Украину.”

Иващенко говорит, что отправляла родственникам мужа сообщения в Instagram о том, что происходит в Украине. Они читали сообщения, это видно, но ответов не последовало, говорит она.

И поскольку Россия заблокировала Instagram и Facebook, Иващенко более не может связываться со своими российскими родственниками.

”Пропаганда в России очень сильна, но люди там думают и своей головой. Они просто не могут сказать правду о войне, потому что это запрещено законом”, говорит она.

Беспокойство за родину и родных дома очень сильно. Ирина хотел бы вернуться туда немедленно, но сейчас это невозможно.

”Российская армия делает страшные вещи в Украине. Я даже не в состоянии говорить об этом. Но у Украины долгая история, история нашего народа уходит вглубь веков. Правда на нашей стороне.”

Ирина Иващенко уверена, что ее страна сможет отразить российскую агрессию. Она уверена, что Крым и Донбасс еще возвратятся в Украину. Она уверена, что сможет вернуться домой через месяц или два.

”Я люблю свою страну. Я люблю свою семью и наши традиции. Швеция - очень красивая страна, но это не моя страна. Думаю, мы скоро вернемся.”

Ирина Иващенко хочет как можно скорее вернуться со своим сыном Давидом в Украину.

Статья впервые опубликована 18.3.2022.

Suomenkielisen artikkelin voi lukea täältä.

Seuraa ja lue artikkeliin liittyviä aiheita