Татьяна Радутная, жительница Николаева, смотрит в окно, частично закрытое жестью, в надежде, что это остановит осколки. ФОТО: КАЛЛЕ КОПОНЕН / HS

Жизнь под обстрелом российских ракет

Николаев – стратегически важный город, открывающий российским войскам путь на Одессу.


7.4. 2:00 | Päivitetty 7.4. 6:14

Николаев

”Воздух!”

На улице Николаеве, что на юге Украины, украинский солдат кричит сигнал воздушной тревоги, чтобы люди успели укрыться от российских ракет, начинающих сыпаться на город.

Залп реактивными снарядами очевидно произведен установками ”Град”. Это страшное оружие. Точность поражения невелика, а вот огневая мощь страшная, и применение в городе ведет к кровавым последствиям для населения. Одна установка выпускает по 40 ракет за 20 секунд, отсюда и название – Град.

На улицах Николаева люди бегут, стараясь укрыться, кто-то подальше, кто-то ныряет сразу в ближайший подъезд. В глазах мужчины – отчаяние, застывший взгляд – что делать? Но обстрел заканчивается так же внезапно, как и начался – Град посеял смерть и разрушения где-то подальше.

Так выглядит сегодня жизнь в Николаеве, где украинские вооруженные силы обороняются против наступающих с востока российских войск. Если Россия намерена захватить и важнейший порт и город Одессу, то для этого необходимо взять и Николаев, находящийся на пути в Одессу по суше. Захват Одессы ударом только с моря – слишком рискованная операция.

Прямое попадание в гостиницу ”Ингул” на Адмиральской улице в Николаеве. ФОТО: КАЛЛЕ КОПОНЕН / HS

Кондиционер повис на медных трубках после обстрела. В обычный жилой дом по адресу ул. Логовенко 6 попала ракета. ФОТО: КАЛЛЕ КОПОНЕН / HS

”Россия – иди нахуй! Николаевцы", гласит рекламный щит. ФОТО: КАЛЛЕ КОПОНЕН / HS

”Был риск того, что десант захлебнется от недостатка сил и средств. Маловероятно, чтобы Одессу попытались взять только ударом с моря. Фактор внезапности высадки морского десанта потерян”, считает научный сотрудник финляндского Университета национальной обороны Антти Пихлаямаа.

”Не думаю, что у России есть необходимые силы и средства для продвижения в направлении Николаева, хотя в последние дни и поступали сведения об отдельных атаках. Для Украины положение Николаева не выглядит угрожающим, ВСУ в состоянии проводить контратаки. Непосредственной угрозы городу нет”, полагает Пихлаямаа.

В Николаеве проживало полмиллиона населения. В советское время Николаев был закрытым городом, важным центром военной промышленности страны. В городе находится военно-морская верфь, и здесь, помимо прочего, строились советские авианосцы.

Ранее на этой неделе Николаев попал в заголовки газет, когда Россия нанесла удар по зданию городской администрации, и взрыв разорвал его пополам, погиб по меньшей мере 31 человек.

Хотя в ближайшие планы России не входит захват Николаева и Одессы, ракетные обстрелы, обрушившиеся в пятницу, вновь напомнили жителям города об угрозе, исходящей от российских войск. Следующий крупный город на востоке – Херсон, расположенный примерно в 50 километрах от Николаева. Поскольку дальность стрельбы ”Града” меньше, российские позиции должны находиться где-то между Херсоном и Николаевом.

Все деревья на Центральном бульваре повалены, для окопов и блокпостов, отчасти для расчистки линии огня. Если бы русские войска попытались вновь двинуться на Одессу, то бронетанковая колонна, возможно, пойдет по бульвару к Варваровскому мосту через реку Южный Буг и залив. ФОТО: КАЛЛЕ КОПОНЕН / HS

Срубленные деревья на Центральном бульваре – признаки войны. ФОТО: КАЛЛЕ КОПОНЕН / HS

В городе можно увидеть, как повсюду идет подготовка к наступлению. Много блок-постов, а деревья на бульварах повалены, чтобы легче было отбиваться от российской бронетехники. То тут, то там на перекрестках улиц лежат наготове бутылки с зажигательной смесью, и повсюду свалены покрышки. На одном из КПП можно также увидеть ящик от американской противотанковой ракеты ”Джавелин”. Плакаты призывают русских ”убираться нахуй”.

И в Николаеве российские удары наносились по гражданским объектам. В руинах двухэтажного жилого дома на улице Логовенко виден учебник родного языка ученицы девятого класса Софьи. Последнее сочинение Софьи посвящено удаленке по причине коронавируса.

”Там жила молодая пара, вон там - пенсионеры, а там – люди среднего возраста”, говорит Михаил Коваль, который пришел осмотреть квартиру своего родственника в этом доме, показывая рукой в сторону взорванных квартир.

Россия заявляет, что не наносит ударов по гражданским объектам. Однако дом на улице Логовенко – еще одно доказательство военных преступлений России.

У Коваля в руках осколки, по его словам, это российская кассетная бомба. Неизбирательное применение кассетных бомб определено ООН как военное преступление. Но уверенности в происхождении осколков, которые показывает Михаил, нет.

Разбомбленная гостиная в доме по улице Логовенко 6. ФОТО: КАЛЛЕ КОПОНЕН / HS

Тетрадь Софьи по родному языку лежит среди руин. ФОТО: КАЛЛЕ КОПОНЕН / HS

Михаил Коваль идет по руинам в своем квартале. ФОТО: КАЛЛЕ КОПОНЕН / HS

Коваль говорит, что он знает девочку Соню, которой, к счастью, в здании во время бомбежки не оказалось. Но от взрыва погибла бабушка Сони, говорит Коваль.

В результате взрыва балконные рамы вылетели во двор. По двору разлетелся лук с чесноком, а кондиционер повис на стене на двух тонких медных трубках. В воздухе все еще едкий запах пожара.

”Почему русские обстреляли этот дом? Что вообще русские делают в Украине? Может быть, они просто взбесились, что мы не сдаемся, а отбиваемся, и потому стреляют куда попало”, сокрушается Коваль.

Он хватает кусок белого камня из-под обломков и начинает чертить на земле карту южной Украины и российских передвижений. В то же время он начинает говорит о роли НАТО и Совещании по безопасности и сотрудничеству, что прошло в Хельсинки в 1975 году.

”Это просто не работает”, говорит Коваль, имея в виду саммит СБСЕ.

Конференция в Хельсинки в 1975 году рассматривается как веха в холодной войне, объединившая за одним столом Восток и Запад. В то время на СБСЕ была провозглашена неприкосновенность границ в Европы. Но вышло по-иному.

”Вы, финны, должны войти в НАТО, а мы присоединимся к вам позже, даже если сейчас нас и не хотят видеть в альянсе”, говорит Коваль.

Этот человек горит ненавистью к россиянам. Он говорит, что украинцы берут пример с Финляндии, которая сражалась против Советского Союза, и будут бороться ”до конца”.

”Русские думают, что они могут прийти сюда, как захотят, и выиграть войну, просто закидав нас шапками. Россия утверждает, что Украиной управляют нацисты, но позвольте мне сказать вам: в Украине мы все теперь националисты. Если Россия считает нас нацистами, то нас всех надо будет убить.”

Владимир Демченко проверяет, какие продукты заранее упакованы на случай, если семье придется в спешке покидать свой дом. ФОТО: КАЛЛЕ КОПОНЕН / HS

В соседнем жилом доме Владимир Демченко показывает, как семья готовится к новым ударам.

Окна закрыты решетками, входная дверь заперта железными прутьями и цепями с замком, чтобы не допустить мародеров, необходимые для эвакуации вещи упакованы, а в машине полный бак бензина. Семья Демченко – это сам Владимир, его жена, полуторагодовалая дочь и мать Владимира Татьяна Радутная. У дочери Маши есть свое убежище в кладовке.

На кухне Маша спотыкается о табуретку и ударяется головой о дверцу холодильника.

”Плохой холодильник!” ругает холодильник мама Татьяна Демченко с дочкой Машей на руках.

Татьяна Демченко пока не хочет говорить дочери Маше о войне. ФОТО: КАЛЛЕ КОПОНЕН / HS

Владимир говорит, что война полностью изменила жизнь семьи. У Владимира больше нет работы, и когда звучат сирены воздушной тревоги, семья несколько раз в сутки спускается в убежище. ”Некоторые дети так напуганы, что больше не говорят ни с кем”, говорит Владимир.

”Война изменила людей. Мы стали ближе друг другу.”

Маше пока не хотят говорить о войне. Звуки взрывов объясняют тем, что это взрывные работы на стройке.

”Мы пытаемся избавить Машу от всего этого, отвлечь внимание девочки. Хотя Маше всего полтора года, она уже знает, что такое танк. Самый трогательный момент был, когда Маша помахала украинскому танкисту, а он помахал ей в ответ”, говорит Татьяна, а в глазах у нее слезы.

Хотя российские войска находятся всего в радиусе реактивных снарядов от Николаева, Владимир твердо верит в победу Украины.

”Уверен, что победа будет за нами. Мы знаем, за что мы сражаемся, а русские – нет. Правда на нашей стороне.”

У этой семьи тоже есть связи с Россией, там живет дядя Татьяны.

”Когда мы разговариваем с ним по телефону, он не хочет верить, что здесь идет война и что нас бомбят. Дядя говорит, у нас мозги промыты украинской пропагандой. Он не верит даже нам, своим близким, когда мы говорим ему, что Россия бомбит совсем рядом с нашим домом”, говорит Татьяна Демченко.

”Это просто возмутительно.”

Татьяна Радутная смотрит на вещи, сложенные на лестничной клетке, которые можно быстро погрузить в машину в случае внезапного отъезда. ФОТО: КАЛЛЕ КОПОНЕН / HS

Статья впервые опубликована 2.4.2022.

Suomenkielisen artikkelin voi lukea täältä.