Виктор Маруняк. Фотографию сделала дочь Маруняка Наталья Клунк.

Почему оккупанты захватили этих людей?

По сообщениям общественных организаций, русские в Украине захватывают и увозят мирное население. Сельского голову Виктора Маруняка забрали прямо из дома, говорят родные, журналист Сергей Цыгипа пропал на улице.


10.4. 2:00 | Päivitetty 10.4. 6:24

Когда российские войска вошли в село Старая Збурьевка, солдаты появились у дверей дома, где живет сельский голова Виктор Маруняк и его жена Катя.

Село находится в дельте Днепра в районе Херсона, что на юге Украины, захваченном российскими войсками в самом начале войны.

Три недели тому назад военные поговорили с Маруняком и попросились на постой. Маруняк разместил у себя в доме 25 россиян. Вели себя нормально, на следующий день ушли из села.

За время оккупации Маруняк организовывал снабжение жителей продуктами. Две недели назад ему исполнилось 60 лет.

Дочь Наталья Клунк, проживающая в Германии, позвонила поздравить, но голос у отца был встревоженный.

”Все село полно оккупантов. Позвони вечером.”

Но вечером Наталья уже не смогла поговорить с отцом, в районе пяти часов русские солдаты его забрали и увели. Никто не знал, ни куда, ни зачем.

Через два дня Виктора Маруняка привезли домой в наручниках.

По словам жены Кати, люди, которые привели его, были не российские военные, а ”люди из службы безопасности”. Они также, похоже, понимали украинский язык, возможно, они были из Крыма.

От Херсона до границы с Крымским полуостровом всего сто километров на юго-восток. Крым был оккупирован Россией еще в 2014 году.

Мужчины обыскали дом Маруняков. Как говорит Катя, они перевернули все во всех комнатах, сломали мебель, забрали деньги, золото, ноутбук и другие ценные вещи, а также еду.

Кате не разрешали разговаривать с мужем.

”Согласно законам Российской Федерации, вашему мужу грозит 20-летний срок, так что, возможно, вы видите его в последний раз”, сказал Кате один из русских.

”Меня там пытают. Катя, они меня так бьют..." прошептал Виктор жене.

Но в прошлый четверг, 31 марта, солдаты снова привезли Виктора домой. На этот раз они попросили о помощи. Катя надела мужу новые носки и дала ему лекарства, без которых он не может обходиться.

Виктору разрешили поесть вместе с женой. Он был очень неразговорчив, но сказал шепотом:

”Меня там пытают. Катя, они меня так бьют..."

Подняв штанину брюк Виктора, Катя увидела, что нога вся синяя. На виске был выцарапан шрам. Рука Виктора, больного ревматизмом, покраснела и онемела.

Веки опухли и почти не открывались. Виктор выглядел измученным. Он сказал, что там где его содержат, холод.

Виктора снова увезли, и с четверга о нем ничего не было слышно.

”У него проблемы с сердцем и почками. Мы боимся, что он не выдержит”, говорит Наталья Клунк, разговаривая по телефону с Финляндией. ”Но Катя ждет его там каждый день.”

По словам Натальи, в Старой Збурьевки также забрали троих молодых людей, по всей видимости, у них нашли оружие. Двоих затем отпустили. У другого были сломаны ребра. Его били ногами по почкам и электрическим током по подошвам ног.

В соседнем городе Голая Пристань русскими был захвачен мэр города.

В Херсоне недавно исчезли журналист Константин Рыженко и известный священник Сергей Чудинович.

Захватывая людей, оккупанты хотят дать понять, что сопротивление бесполезно.

Ольга Решетилова, пресс-секретарь организации ”Медийная инициатива”, говорит, что у них в списке значится 233 похищенных или пропавших без вести гражданских лица, но ”реальное число, вероятно, в разы больше”.

Центр прав человека ZMINA проводит кампании за освобождение заключенных политиков, муниципальных руководителей, журналистов и гражданских активистов. В настоящее время в их списке 37 имен.

”Похищениями оккупанты хотят дать понять, что сопротивление бесполезно. То же самое происходило в Крыму и Донбассе в 2014–2015 годах”, говорит председатель организации Татьяна Печончик.

Несмотря на все это, на захваченных россиянами территориях до сих пор каждый день проходят демонстрации за Украину. Их разгоняют стрельбой в воздух, слезоточивым газом, избивая людей прикладами.

Похоже, что оккупанты знают, кого искать. У них были готовые списки людей для ареста.

Однако, помимо известных влиятельных лиц, забирают и обычных людей. Рискуют те, кто воевал против пророссийских сил на Донбассе, и члены их семей. Аналогичным образом, проукраинские материалы, найденные на телефоне, могут также представлять опасность.

Некоторые из похищенных и захваченных отпускают. Например, две недели назад была освобождена известная киевская журналистка Виктория Рощина. Но она сразу исчезла из общественного поля, по некоторым данным, из-за травмирующего опыта, полученного во время содержания в заключении.

Город Новая Каховка расположен в ста километрах к востоку от Старой Збурьевки.

Сергей Цыгипа – активист и журналист, который писал для украинских СМИ и публиковался в социальных сетях. Он не боялся критически писать об оккупантах.

Три недели назад Сергей отправился на прогулку со своей собакой в соседний поселок, чтобы отнести продукты своей теще.

Сергей Цыгипа дома, когда все еще было хорошо. Фотография получена от падчерицы Сергея.

Батурин рассказал, что его везли с мешком на голове, и там Цыгипу упоминали в перекличке.

Маршрут проходила через российский блок-пост. Цыгипа до тещи не дошел, и с тех пор семья ничего о нем не слышала.

”Думаю, у него осмотрели телефон. Если они находят что-нибудь не то в телефоне, возникают проблемы”, сказала по телефону падчерица Цыгипы Анастасия Новицкая.

Матери Анастасии Лене на блок-посту о муже ничего не сказали.

Однако через несколько дней стало известно, что собаку видели возле мэрии. Лена пошла за собакой.

Также Лена попыталась узнать у назначенного русскими мэра что-либо о судьбе Сегрея. Тот лишь сказал, что Цыгипа находится ”у нас” и что его не ”преследуют”.

Сергей Цыгипа с женой Леной. Цыгипа пропал на прогулке с собакой, но позже собака была найдена в городе.

В соседнем городе Каховка пропали семь человек. В Новой Каховке, помимо Цыгипы, исчезли секретарь горсовета Дмитрий Васильев и журналист Олег Батурин.

Батурин позже был освобожден. От него потребовали прекратить писать антироссийские материалы.

Батурин рассказал, что его везли с мешком на голове, и там Цыгипу упоминали в перекличке.

Батурин также заявил, что его избивали, оказывали психологическое давление и угрожали убить.

Связь в поселках, окружающих город Херсон, плохая.

”Вчера я мог говорить с мамой по телефону полминуты. Интернет и Telegram-каналы не работают. Они не хотят, чтобы узнавали, что там происходит”, говорит Анастасия Новицкая.

”Мать у меня в отчаянии. Я также беспокоюсь о своем 13-летнем младшем брате, на которого все это очень сильно влияет.”

Гуманитарная помощь не может быть доставлена в Херсонскую область из остальной части Украины. Выбраться из этого района очень сложно.

”В первый день оккупации одна семья попыталась уехать на машине. Русские расстреляли их на плотине гидроэлектростанции”, говорит Новицкая об убийстве семьи Федько из пяти человек.

Олег Федько, украинский полицейский, потерял жену, дочь, грудного сына и обоих родителей, когда семья пыталась бежать из города.

Статья впервые опубликована 7.4.2022.

Suomenkielisen artikkelin voi lukea täältä.