Правда. Оппозиция. Война. Россия заставляет СМИ молчать обо всем этом , но главный редактор Сергей Смирнов, уехавший из России, молчать не согласен – здесь он говорит нам, почему Россия эту войну проиграет

Самая смелая российская журналистика существует сегодня в изгнании. ”Медиазона” возникла в связи с приговором о тюремных сроках для Pussy Riot и превратилась в СМИ, которых боится официальная Россия.

Главный редактор ”Медиазоны” Сергей Смирнов перевел свою редакцию в Вильнюс, когда работать в Москве стало невозможно. ФОТО: ЮХА САЛМИНЕН / HS

3.5. 2:00 | Päivitetty 3.5. 6:27

Вильнюс

В феврале в России Владимира Путина ”фейки” – т.е. правда о российской армии и ее войне против гражданского населения и мирных жителей Украины – были объявлены вне закона под угрозой наказания до 15 лет тюрьмы.

Но не все россияне покорились этому.

Сегодня, во Всемирный день свободы печати один из главных редакторов российских СМИ рассказал ”Хельсингин Саномат” о борьбе с этими запретами.

Сергей Смирнов в парке в Вильнюсе. Его издание ”Медиазона” было заблокировано в России, но россияне все еще могут читать его через VPN. ФОТО: ЮХА САЛМИНЕН / HS

Правда

Сергей Смирнов радушно встречает нас у Острой Брамы – исторических ”Ворот Зари”, что в Вильнюсе, столице Литвы. Главный редактор авторитетной Медиазоны был вынужден уехать сюда в Литву после того, как утром полномасштабного нападения России на Украину в силу вступил новый закон о СМИ.

”На пару лет я был готов и сесть, но на 15 лет? Нет, спасибо!”

Опасаясь ужесточения российского законодательства он готовил переезд и своей семьи, и редакции уже в течение полугода.

”У нас было все готово – паспорта, визы, даже разрешения на вывоз домашних животных.”

Но не ко всему можно было подготовиться. Пятого февраля в семье Смирновых родился ребенок.

”Мне надо было ехать, а ребенку еще не успели сделать ни удостоверения личности, ни проездных документов.”

Часть семьи смогла уехать только через несколько недель, но теперь все уже вместе.

”Медиазона” Сергея Смирнова была основана восемь лет назад в сотрудничестве с группой Pussy Riot. ФОТО: ЮХА САЛМИНЕН / HS

Смирнов – по образованию учитель истории. В 2001 году он пришел в ”Газета.Ru” на работу в качестве редактора.

”Давление Путина на СМИ усиливалось год от года. Сначала на телевидении, затем в крупных газетах и, наконец, в интернет-изданиях, таких как "Медиазона.”

Он стал главным редактором ”Медиазоны” восемь лет назад, когда и был основан сайт. За этим стояло дело группы Pussy Riot, участницы которой Надежда Толоконникова и Мария Алехина были приговорены к двум годам лишения свободы за ”хулиганство” – то есть за 40-секундную акцию – выступление в стиле панк в московском соборе.

”Первоначальной задачей было рассказать о тяжелых условиях в тюрьмах, о чем они узнали, так сказать, из первых рук”, вспоминает Смирнов.

”Потом мы поняли, что тема охватывает весь комплекс, начиная с прав человека, пыток в силовых структурах и заканчивая судебной системой. Так, большой спрос был на наши прямые трансляции судебных процессов.”

Издатель ”Медиазоны” – Петр Верзилов, муж Толоконниковой, у которого имеется также и канадское гражданство. Это не помешало периодическим арестам Верзилова и попыткам его отравления.

”Он не вмешивается в журналистику, но делает все возможное, чтобы обеспечивать необходимые ресурсы.”

Таким образом, то, что начиналось как редакция из четырех человек, выросло до тридцати, последний из которых в настоящее время покинул страну.

”России, какой она была до 24 февраля, больше не будет. Не мы изменились, а режим изменился. Путин с каждым месяцем становится все опаснее. И все более сумасшедшим.”

Правду говорить опасно. В марте 2016 года журналист ”Медиазоны” Егор Сковорода находился с группой иностранных журналистов и активистов в Ингушетии, рядом с Чечней, когда на них напала группа из двадцати вооруженных людей в масках и подожгла их автобус.

"Сижу и смотрю, как горит автобус со всеми нашими вещами и документами", написал журналист "Медиазоны" Егор Сковорода, размещая в марте 2016 года в Твиттере это фото. ФОТО: ЕГОР СКОВОРОДА / МЕДИАЗОНА

”Это, несомненно, были люди [чеченского лидера] Рамзана Кадырова”, заключает Смирнов. Журналисты ехали, чтобы взять интервью у людей, которых пытали люди Кадырова, и у родственников похищенных.

И в Москве петля начала затягиваться. Первое предупреждение прозвучало, когда в доме Смирнова, к ужасу его матери, был проведен обыск. Власти интересовались книжными полками с ”диссидентскими” авторами, прямо как с ”врагами народа” при Сталине.

Следующим шагом стал арест Смирнова 30 января 2021 года, как показано на видео в сообщении в Твиттере.

”Я ретвитнул анекдот, в котором мою внешность сравнивали с Дмитрием Спириным, солистом панк-группы ’Тараканы’”, усмехается он.

На фотографии, сопровождающей этот твит, указана дата демонстрации Навального. Поэтому власти сочли репост анекдота подстрекательством к несанкционированному протесту, и примерно через неделю после демонстрации за Смирновым пришли целых шесть сотрудников полиции.

”Я пытался объяснить, что мне сначала нужно отвести домой моего сына Андрея, но это пришлось уже делать моим коллегам.”

Арест Смирнова стал международной новостью. Суд назначил 25 дней ”административного ареста” за ”неоднократное нарушение” правил организации демонстраций.

В камерах было тесно. Во время демонстрации было задержано 800 человек.

Сергей Смирнов (слева) и другие задержанные в январе-феврале 2021 года. ФОТО: ВИКТОРИЯ ОДИССОНОВА / НОВАЯ ГАЗЕТА

Задержанные после демонстрации Навального в Москве в январе прошлого года. ФОТО: ”ПРОТЕСТ МГУ”

После освобождения Смирнов на пять месяцев увез свою семью в Грузию. Когда они решились вернуться в Москву, власти нанесли новый удар.

В сентябре ”Медиазона” была включена в список ”иностранных агентов”, что не остановило публикаций сайта, но они должны были теперь снабжаться официальным объявлением с предупреждением о том, что это материалы ”иноагента” и потому якобы сомнительного характера.

В конце концов, независимые СМИ были запрещены, и, например, ”Медиазона” была в России заблокирована.

”С помощью VPN-соединения нас, тем не менее, по-прежнему можно читать и в России. У нас в месяц бывает до 2,5 миллионов различных посещений”, говорит Смирнов.

А вот краудфандинг иссякает с пугающей скоростью.

”Раньше мы получали по 50 000–60 000 евро в год в виде читательских донатов из России, но теперь платежи по кредитным картам между Россией и Западом осложнены.”

В крупных российских СМИ сейчас распространяется только ”правда” Путина, поддерживаемая деятелями явно фашистского толка.

”У Путина большая тяга к истории, но его наставники пишут об истории самую откровенную чушь. Среди них Иван Ильин, Александр Дугин и Николай Стариков.”

Средства массовой информации, стремящиеся к правдивому освещению, сейчас работают в изгнании. Журналисты ”Медиазоны” находятся сегодня не только в Вильнюсе, но и в Грузии, Чехии, Казахстане и США.

Лидер оппозиции Алексей Навальный дал свое первое интервью в 2020 году после выхода из комы, в частности Сергею Смирнову из ”Медиазоны”. ФОТО: КИРИЛЛ КУДРЯВЦЕВ / LEHTIKUVA

Оппозиция

Лидер оппозиции Алексей Навальный вернулся в Россию после попытки его отравления в России и лечения затем в Берлине.

Очнувшись от комы, Навальный дал свое первое интервью в Германии Смирнову и ”Медиазоне”.

”Я хорошо его знаю. Сегодня он самопровозглашенный лидер российской оппозиции и единственный человек, который может соперничать с Путиным.”

По возвращении в Россию Навальный был заключен в тюрьму за то, что, находясь в коме, не отмечался регулярно в полиции, будучи на условно-досрочном освобождении.

Смирнов отмечает, что жизнь Навального в тюрьме находится под постоянной угрозой, и что остальным представителям оппозиции также очень трудно работать.

”Люди спрашивают, почему в России нет крупных демонстраций, но подумайте, было ли это возможно при Сталине. Степень угнетения разная, но страх один и тот же.”

По данным опросов, проводимых Левада-центром, Путин по-прежнему пользуется высоким рейтингом популярности.

”Как историк, я бы сказал, что национализм всегда растет в первые месяцы войны. Сейчас пропаганда находится на уровне, который можно сравнить только с нацистской Германией или Советским Союзом. Возможно, большинство и поддерживает Путина в настоящее время, но мы не можем этого знать точно. Люди так долго живут в страхе, что и находить желающих ответить на опросы становится все труднее.”

Может ли Путин быть свергнут своим собственным окружением в результате дворцового переворота?

”Не думаю. Оппозиция изнутри – самая большая угроза для Путина, и он десятилетиями работал над тем, чтобы предотвратить ее возникновение.”

Но это всегда может случиться, как было и со Сталиным.

”Случится приступ, и никто не станет вызывать врача.”

Война

В конце рабочего дня Смирнов забирает из детского сада своего шестилетнего сына Андрея. По дороге домой они беззаботно играют и резвятся.

Шестилетний сын Андрей и отец Сергей Смирновы по дороге из детского сада домой в вильнюсскую квартиру. ФОТО: ЮХА САЛМИНЕН / HS

Но надо еще спросить о войне. Есть ли сейчас в Украине люди из ”Медиазоны”?

”Нет, но мой друг Оксана Баулина, которая раньше работала у нас, погибла в результате ракетного обстрела в Киеве. Я просил ее туда не ехать.”

Бомбардировки и обстрелы продолжаются и по мере приближения российского Дня Победы 9 мая, отмечаемого в память о падении нацистской Германии. К тому времени Путин, видимо, хочет получить результаты, которые можно будет отметить как великую победу.

”Такой победы не будет. Он хотел устроить парады ’победы’ в Киеве, Одессе и Харькове, так что парад на руинах Мариуполя этого не заменит.”

Но разве наземное сообщение через Мариуполь и Херсон с Крымом не является победой Путина? Россия также может расширить оккупированные территории в Донецкой и Луганской области.

”Но в то же время из России ушли иностранные компании и их инвестиции. Российские специалисты покидают страну, остаются одни чиновники да военные. Путин добился невозможного: полностью изолированной и отгородившейся от всех страны.”

Смирнов считает, что для снятия санкций в конечном итоге придется отдать оккупированные территории. В том числе, по его мнению, даже Крым.

”Два месяца назад я думал, что это невозможно. Теперь больше так не думаю.”

Часть поражения Путина – это расширение НАТО. Финляндия и Швеция могут вскоре подать заявки на вступление в оборонительный альянс, и Смирнов призывает их сделать это ”как можно быстрее”.

”Путин видит в Финляндии врага, но он также помнит Зимнюю войну, и это накладывает отпечаток на его мышление. Самое главное для Путина – всегда побеждать. Сопротивление должно быть достаточно жестким.”

А когда ответ оказывается слишком жестким, Путин выставляет себя жертвой. ”Он начинает говорить о вере, о порочных западных ценностях.”

Приведя сына домой, Смирнов отправляется выгуливать двух своих псов преклонного возраста. В конце интервью он дает нам еще два интересных контакта, которые представляют собой будущее смелой российской журналистики.

Журналистки ”Медиазоны” Алла Константинова и Лиза Нестерова с мужем Олегом Степановым, бывшим руководителем московского офиса Алексея Навального, живут сейчас в Вильнюсе. ФОТО: ЮХА САЛМИНЕН / HS

”Будь честен сам с собой – никогда не теряй надежду!”

На следующее утро в Старом городе Вильнюса нас ждут две журналистки ”Медиазоны”, 33-летняя Алла Константинова и 25-летняя Елизавета Нестерова. О своем главреде они говорят только самое хорошее.

”Сергей, он бунтарь-интеллигент с добрым сердцем”, говорит Алла.

”Он нам всем как отец, он нам всем и нашим семьям организовал визы, когда нам пришлось уезжать из России”, добавляет Лиза.

Константинова родилась в карельской Кондопоге и получила образование журналиста. В 2019 году она написала свою первую статью для ”Медиазоны” – о бесчеловечности петрозаводских тюрем и пытках заключенных.

”Такая журналистика часто подавляется самоцензурой, но в Медиазоне мы можем писать свободно.”

Свобода была также в ”Медузе”, что работает в Латвии, так же как, например, ранее и в ”Новой газете”. Чем ”Медиазона” отличается от них?

”Медиазона” – это как маленькая панк-группа. В своем стиле мы более остры и циничны и больше всего внимания уделяем правам человека, условиям содержания в тюрьмах, пыткам и судебной системе”, говорит Константинова.

Она считает, что российское вторжение в Украину ставит на колени саму Россию. ”Россия больше не подымется, и виновен в этом Путин. За экономическим крахом последует развал страны.”

Что касается себя, то Алла Константинова руководствуется одним принципом.

”Не врать самой себе. Если будет это удаваться, у меня будут сторонники, любимая работа и счастье. На это я и надеюсь.”

Лиза Нестерова, в свою очередь, является бывшим репортером New Times и Current Time.

”Когда мой предыдущий работодатель стал поддаваться цензуре, Сергей Смирнов взял меня и моих коллег в ’Медиазону’.”

Через семейные связи Нестерова в детстве была знакома с лидером оппозиции Алексеем Навальным. Она вышла замуж за Олега Степанова, бывшего руководителя московского офиса Навального. После того, как его приговорили к домашнему аресту, он бежал в Грузию, а теперь переехал и в Вильнюс.

Тут появляется и муж Лизы, чтобы забрать ее с нашего интервью и пойти смотреть съемную квартиру. Как бы они охарактеризовали личность Навального?

”Он – прирожденный лидер, абсолютно бесстрашный, морально сильный человек, с юмором.”

Это по-прежнему заметно в твитах Навального. Адвокатам разрешено встречаться со своим клиентом в тюрьме, и таким образом твиты могут публиковаться.

Нестерова и Степанов говорят, что путинская Россия – это террористическое государство, с которым больше не стоит вести никаких переговоров.

”Конечно, санкции для России мучительны, но сейчас главный вопрос не в этом, а в том, чтобы остановить агрессию.”

Однажды они надеются вернуться в Москву.

”Это наш родной город, это наша страна. Будет хоть малейшая возможность вернуться, мы вернемся.”

Лиза Нестерова размахивает своей сумкой c Малышкой Мю и показывает нам татуировку на руке. Это шведский язык, родной язык финской писательницы Туве Янссон, создательницы Муми-троллей!

”Leva hundra år och ha ett hopp” – Живи сто лет и не теряй надежды – гласит текст татуировки.

”Надежда очень важна, и ее нельзя терять”, говорит Лиза Нестерова.

Лиза Нестерова демонстрирует татуировку на шведском языке и рассказывает о своем любимом герое из Мумми-Троллей – Малышке Мю . ”Не терять надежду.” ФОТО: ЮХА САЛМИНЕН / HS

Российские СМИ в изгнании

Mediazona

”Медиазона”, которой руководит Сергей Смирнов, переехала в Литву в феврале-марте, и до сих пор у нее до 2,5 миллионов уникальных посетителей в месяц. В редакции около 30 человек.

Meduza

Журналисты, которые уволились с сайта новостей из-за цензуры еще в 2014 году во время захвата Россией Крыма, основали в Латвии портал ”Медуза”, в которой сейчас работает около 50 сотрудников. От 12 до 18 миллионов посещений в месяц.

Новая газета. Европа

Новая газета. Европа – газета, где работала убитая Анна Политковская, и где главный редактор – Нобелевский лауреат Дмитрий Муратов, была, пожалуй, самой известной из свободных СМИ России. В марте газета под давлением российской цензуры закрылась, но в середине апреля в Латвии начала работу как отдельное юрлицо ”Новая газета Европа”.

The Insider

Российское журналистское расследовательское СМИ, основанное в 2013 году со штаб-квартирой в Латвии. Российский журналист The Insider Оксана Баулина 23 марта погибла в результате российского обстрела в Киеве.

Agentstvo

СМИ журналистских расследований ”Проект” было запрещено в России в июле 2021 года, и некоторые из его журналистов стали в изгнании выпускать ”Агентство”.

The Village

Либеральное интернет-издание The Village из-за цензуры и блокировок закрыло свой московский офис и перенесло штаб-квартиру в Варшаву. Их статью о независимых журналистах, которые остаются в России, см. здесь.

Moscow Times

Бывшая ранее англоязычной бесплатной газетой, Moscow Times в 2020 году также запустила русскоязычную службу новостей. В марте редакция газеты была вынуждена переехать в Амстердам.

Журналисты ”Дождя” и ”Эха Москвы”

Телекомпания ”Дождь” и радиостанция ”Эхо Москвы” закрылись 3 марта, но их журналисты, как и журналисты многих других российских СМИ, продолжают вести каналы публикаций на YouTube и в Telegram. См. каналы по ссылке здесь.

Статья впервые опубликована 3.5.2022.

Suomenkielisen artikkelin voi lukea täältä.