На похороны – можно, на свадьбу – нет

Финляндия сняла коронавирусные ограничения для туристов. Но наплыва россиян на КПП Ваалимаа не наблюдается. Для них по-прежнему действуют запреты, введённые собственной страной.

Катерина Ткач, Марина Дементьева и Ксения Хрустенко приехали в Ваалимаа на микроавтобусе Николая Михеева. Они направляются в аэропорт, чтобы продолжить отпуск в Хорватии. Фото: Юха Метсо

3.7. 3:18

В пятницу, 30 июня, на финских границах прекратили действовать все ограничения, связанные с пандемией коронавируса.

Теперь гражданам третьих стран не требуются справки о прививках, перенесённых заболеваниях и результатах анализов; не делают больше и ПЦР-тесты. Под «третьими странами» в данном случае подразумеваются все государства, не входящие в Евросоюз и Шенгенскую зону, в том числе – Россия.

Кроме того, Финляндия сняла все ограничения в работе своих визовых центров, которые тоже действовали с марта 2020 года.

Всё это означает, что восточная граница страны вернулась к обычному режиму работы. Можно было бы ожидать и увеличения числа российских туристов.

Однако в пятницу ничего подобного не наблюдалось.

«После полуночи, когда граница только открылась, проехало пару десятков автомобилей, - рассказывал в пятницу днём начальник пограничного перехода Ваалимаа Юсси Пеккала, - затем ситуация успокоилась. Сегодня, вопреки ожиданиям, мы не фиксировали увеличения потока. Трафик был таким же спокойным, как обычно в последнее время.»

Начальник КПП Ваалимаа Юсси Пеккала. Фото: Юха Метсо

Например, в прошлый четверг границу здесь пересекли ровно 1000 путешественников. Всего же, в последнее время ежедневно через Ваалимаа проходило около двух тысяч человек.

Это примерно в два раза меньше, чем в самые спокойные дни докоронавирусной эпохи.

Днём в пятницу в небольшой очереди на въезд в Финляндию стояли несколько автомобилей.

Около часа дня границу прошёл возвращавшийся домой в Хельсинки Николай Михеев. По его словам, он порой несколько раз в неделю ездит в Петербург к супруге. На этот раз вместе с ним в машине – три его знакомых молодых женщины. Они едут в отпуск в Хорватию через аэропорт Хельсинки-Вантаа.

Финляндия для них – лишь перевалочный пункт. Как и для многих других, проходящих границу в Ваалимаа.

Одна из попутчиц, Ксения Хрустенко, негодует по поводу тщательного пограничного досмотра:

«Инспектор перерыл весь мой багаж: и бельё, и макияж. А я всё это гладила и собирала пять часов! Я в шоке».

Ехать через Финляндию они решили вовсе не из-за снятия ограничений – просто Михеев предложил довести их до аэропорта.

Ксению Хрустенко строгость пограничного контроля шокировала, но сейчас уже всё хорошо: она продолжает путь в прекрасном настроении. Фото: Юха Метсо

Хрустенко говорит, что перед поездкой на всякий случай сдала ПЦР-тест, хотя после нападения России на Украину о ковиде большинство уже позабыло:

«Путин вылечил весь мир от коронавируса своим перформансом».

Татуировщик Феликс Порин – гражданин Израиля, живущий в Санкт-Петербурге. Он едет на своей машине в Хельсинки на выходные, чтобы встретиться с другом.

«Он всё время путешествует, в Россию возвращаться не хочет, - рассказывает про своего друга Феликс, - поэтому Финляндия – это ближайшее место, где я могу с ним выпить. Думаю, мы пойдём в бар на Ээринкату».

При этом, Порин уверяет, что едет всё-таки в командировку. Его друг Сергей – тоже татуировщик, поэтому специалисты в баре будут просто обмениваться опытом.

В конце интервью тату-мастер дарит журналисту несколько самодельных стикеров.

Татуировщик Феликс Порин едет в Финляндию встретиться с другом и коллегой. Фото: Юха Метсо

И Порин, и другие собеседники говорят, что на российской границе скопилось достаточно много автомобилей и несколько автобусов.

Между часом и тремя дня мимо проезжает два таких автобуса, регулярно курсирующих между Россией и Финляндией.

Пока автобус проходит таможенный досмотр, его пассажиры прячутся от палящего солнца в тени навеса.

Российские путешественники садятся в автобус фирмы «Совавто». Фото: Юха Метсо

Среди них кораблестроитель из Петербурга Владимир Лазарев, который едет на работу на судоремонтный завод в Турку.

Благодаря своему контракту, он ездил в Финляндию и раньше, во время пандемии. Последний раз – буквально пару недель назад.

Лазарев говорит, что знает о снятии ограничений на финской границе: «Конечно, я в курсе. Я же читаю новости».

Впрочем, он бы поехал сюда в любом случае.

Владимир Лазарев едет в Финляндию по работе. На заденем плане – автобус Ecolines, который также регулярно курсирует между двумя странами. Фото: Юха Метсо

В Ваалимаа были готовы к увеличению пассажиропотока – даже открыли дополнительное здание для осуществления погранконтроля. Однако оно не понадобилось. Главная причина – ограничения на международные поездки граждан, которые продолжают действовать в России.

«Нам достаточно сложно спрогнозировать – насколько строго они будут соблюдать собственные правила», - говорит Юсси Пеккала.

Для того, чтобы покинуть страну наземным транспортом россиянам требуется веская причина. Таковой могут стать, например, похороны близкого человека.

А вот собственная свадьба – нет. Это едва не стало большой проблемой для волгоградки Юлии Кочетовой, чьё бракосочетание с гражданином Финляндии запланировано в Ярвенпяя на начало июля.

Для того, чтобы пробраться в Суоми, Кочетовой пришлось записаться на приём в лабораторию центрального госпиталя Хельсинского университета (HUS). Это позволило ей покинуть России по медицинским причинам.

Волгоградка Юлия Кочетова приехала в Финляндию на собственную свадьбу. В её руках – открытка с изображением статуи «Родина-мать зовёт!». Фото: Юха Метсо

Рассказав всё это, Юлия подарила нашему журналисту открытку с изображением самой высокой статуи России – «Родины-матери» на Мамаевом кургане – и ушла в автобус.

Но вскоре вернулась с шариковой ручкой, чтобы написать на английском: «Моему замечательному финскому другу от волгоградской девушки».

Статья впервые опубликована 2.7.2022.

Suomenkielisen artikkelin voi lukea täältä.

Seuraa ja lue artikkeliin liittyviä aiheita