То, о чём нельзя говорить вслух

Когда за три дня до вторжения Владимир Путин признал независимость двух восточно-украинских регионов, финский эксперт по российской экономике Лаура Соланко ощутила тревогу буквально всем телом. Она и сейчас продолжает общаться с российскими экономистами. Но есть темы, которые в этих разговорах поднимать нельзя.

Старший советник Банка Финляндии Лаура Соланко считает, что ответственность за войну несут все россияне. Фото: Усва Торкки / HS

6.7. 2:00

“Я чувствовала реальную физическую боль тогда”, - вспоминает Лаура Соланко.

Вечером в понедельник, 21 февраля, она слушала телевизионное выступление российского президента Владимира Путина, в котором он объявил о признании независимости ДНР и ЛНР. До этого момента старший советник Банка Финляндии отказывалась верить в то, что Россия может действительно напасть на Украину.

“Но тогда всё стало понятно. Эта речь была объявлением войны. Война – это настолько безумная во всех отношениях затея, что в это просто не хотелось верить”.

Конечно, намёков было предостаточно. Безумство уже не должно было удивлять: ведь в 2008 году Россия напала на Грузию, а в 2014-м захватила Крым.

“Уже в 2014 году было понятно, что совсем не экономика лежала в основе этих решений. Там и близко не было ни одного экономиста”, - уверена Соланко.

Советскую и российскую экономику в Банке Финляндии изучают уже более 30 лет. Фото: Усва Торкки / HS

Практически всю карьеру Лаура Соланко проработала в институте BOFIT - это подразделение Банка Финляндии, которое занимается исследованием развивающихся экономик (в первую очередь, России и Китая). После начала российско-украинской войны значительная часть её рабочего времени уходит на общение с журналистами.

Все хотят знать буквально в ежедневном режиме - как война и санкции влияют на российскую экономику? Ведь после каждого нового пакета санкций была надежда, что он всё-таки заставит Россию прекратить военные действия.

Однако Соланко всегда была “голосом разума”: она напоминала о кризисоустойчивости российской экономики и объясняла, что санкции призваны оказать влияние в более долгосрочной перспектве.

Но почему Соланко выбрала объектом своих научных исследований именно Россию? Ведь в Финляндии после рецессии начала 90-х годов прошлого века тоже происходило много интересных экономических преобразований.

Как ни странно, но ответы на этот вопрос можно найти в... Советском Союзе и Роттердаме.

После развала СССР в России стали вырисовываться уникальные экономические возможности. Страна стала своего рода “Восточным Эльдорадо”: от неё ждали бурного экономического роста и движения в сторону хоть какой-нибудь демократии.

Как раз в 1991 году Лаура Соланко поступила на экономический факультет Хельсинского университета. Изучение коммунистической плановой экономики было уже не в тренде, к тому же, в Финляндии наблюдалось большое влияние Запада в финансовой сфере.

“Ни в детстве, ни в юношестве я особо не интересовалась Советским Союзом, но курсе, может быть, на втором я стала задаваться вопросом - как подобная экономика в принципе может работать?”, - объясняет Соланко.

Интерес возрос когда на 3-м курсе Лаура уехала по обмену в университет Роттердама. Там она ходила на лекции российского экономиста Станислава Меньшикова. Преподаватель говорил, что изучение плановой экономики поможет лучше понять и правила функционирования западной - рыночной - экономики.

Это заинтриговало Лауру.

Вернувшись в Финляндию, она приступила к изучению русского языка. Также она стала заниматься историей других финно-угорских народов и их языков.

“Я была активным участником студенческого союза и его Карельского отделения. Мы создали целое общество единомышленников и начали сотрудничать с Петрозаводском. Я стала даже изучать язык народа коми”.

В 1997 году Соланко уехала по обмену в Санкт-Петербургский университет и полгода прожила в российской семье.

“Эти контакты студенческих времён дали мне прочную эмоциональную связь с русским народом и его культурой. Хотя нынешняя практически тоталитарная система этой страны отвратительна, я всё же с теплотой вспоминаю людей и отдельные аспекты их культуры”.

Научным руководителем выпускной работы Соланко был Пекка Сутела, всемирно известный специалист в области советской и российской экономики.

“В мире было не так много западаных экономистов, которые занимались столь глубокими исследованиями коммунистической плановой системы. К тому же, он был лично знаком со многими из тех, кто занимался реформированием российской экономики в начале 90-х. Поэтому у него было много инсайдов”, - рассказывает Соланко.

Темой своей выпускной работы Лаура выбрала изучение российской экономики. Впоследствии по ней же она защитила и докторскую диссертацию. После университета Соланко пошла работать в BOFIT.

До 2011 года этот институт возглавлял как раз Пекка Сутила. Люди всё ещё верили в Россию, хотя оптимизм и воодушевление 90-х уже сошли на нет.

“По-моему, изменение курса стало очевидным после финансового кризиса 2008 года, - продолжает Лаура Соланко, - российская экономика пострадала от него примерно так же, как и финская. Но быстро восстановилась с помощью государственных дотаций”.

Важным было то, куда направлялись субсидии. По мнению Соланко, вместо того, чтобы вливать деньги в новое и продуктивное, Россия пошла по пути государственной поддержки старых компаний и структур, которые были уже экономически неконкурентоспособны.

Оптимизм Лауры Соланко в отношении дальнейшего развития России пошатнулся не более 10 лет тому назад. Усва Торкки / HS

Российская экономика пошла вслед за российской политики: вернее, остановилась в своём развитии. Чтобы вспомнить прошлое и раздуть воображаемое былое величие.

“Кто сейчас уже вспомнит о том, что когда-то от российской экономики ждали бурного роста? Сейчас всё по-другому: достаточно просто повторять год за годом одну и ту же модель”.

Для многих образованных россиян профессиональной мечтой стала карьера госслужащего, хотя ещё в 90-е они стремились к успехам в бизнесе. Но когда всё общество, включая экономику, находится на поводке у политиков, рисковать действительно не стоит.

Даже госслужащие среднего звена получают здесь хорошую зарплату и пользуются уважением. Их дети ходят в элитные школы.

“Желания критиковать систему, которая приносит тебе столько пользы, конечно, немного. Кроме того, мне всё чаще приходилось слышать от российских коллег, что тот или иной проект не сможет быть реализован, пока не получит одобрения на самом высоком политическом уровне”, - рассказывает Соланко.

Финны воспринимают повседневную российскую жизнь, в основном, через призму представителей среднего класса крупных городов. Она кажется обеспеченной, даже завидной. Тогда в чём проблема с экономикой?

В больших городах живёт меньше трети россиян. “Есть ещё сотни миллионов других, живущих совершенно другой жизнью: значительно беднее. Большинство российских солдат - из провинции. Часто у них просто нет другого выбора. Москвичей в Украине практически нет”.

После студенческих лет отношения Лауры Соланко с Россией стали, в основном, профессиональными. Она сохранила дружбу с той петербургской семьёй, где жила 25 лет назад, но все остальные контакты - на уровне знакомств.

До начала пандемии Соланко регулярно ездила на финансовые семинары в Москву, где встречалась с учёными, банкирами и другими экономистами. Общение продолжается и сейчас, во время войны.

“Но есть негласная договорённость: о войне - ни слова. Мы, конечно, обсуждаем последствия войны на экономику но называем её не иначе как “события последнего времени”.

В России критика власти уголовно наказуема. Соланко понимает, что вопросы и споры о войне могут просто привести к окончанию общения. В России и раньше с подозрением смотрели на контакты с западными экспертами.

Соланко абсолютно уверена, что большинство российских экономистов боится войны: “Многие уехали, а если бы была возможность, то уехало бы ещё больше. Но россиянам сейчас достаточно сложно найти работу на Западе. Симпатии не на их стороне, даже если они сами осуждают войну”.

Простые россияне тоже несут ответственность.

“Это - не война Путина. Это совершенно неверное представление. Это - война системы. Системы, к которой приспособились все россияне. Я не могу определить степень ответственности российского общества за эту войну, но то что эта ответственность есть - я не сомневаюсь”, - убеждена Соланко.

И тем не менее, по мнению Лауры, каждый финн должен хотя бы раз побывать в Санкт-Петербурге. Чтобы страх ушёл. Чтобы понять, что россияне всё-таки практически такие же люди, как мы, а Петербург - это большой и почти европейский город.

“Россия всегда будет рядом. Вам может это не нравится, но вы должны это понимать”.

Статья впервые опубликована 3.7.2022.

Suomenkielisen artikkelin voi lukea täältä.

Seuraa ja lue artikkeliin liittyviä aiheita