В Николаеве наконец-то можно дышать

Интенсивность обстрелов Николаева уменьшилась: Украине удалось уничтожить российские склады боеприпасов и задержать российских агентов. Обсуждать доклад Amnesty International, в котором украинских военных обвиняют в размещении огневых точек среди гражданского населения, губернатор Николаева не хочет.

35-летний Дима Волошенко показывает разрушенный отель, принадлежащий его отцу. Разбитые стёкла на рухнувших балконах обшиты ДСП. Фото: Юхани Нииранен / HS

16.8. 11:21

Часть здания больницы разрушена, окна разбиты. Аптечный киоск полностью уничтожен, машина скорой помощи превратилась в груду железа.

Российская ракета прилетела в отделение травматологии городского центра экстренной медицинской помощи в ночь на 1 августа.

Медсестра Наталья Тимчук показывает комнату, в которой она в тот момент как раз отдыхала.

“К счастью, все пятеро наших сотрудников находились в этом конце здания и не пострадали. А единственный пациент только что ушёл домой”.

Через полторы недели Наталья снова на работе, как ни в чём не бывало.

“Ну, а как иначе? Надо продолжать работать”.

Константин Махенко (слева), медсестра Наталья Тимчук и Игорь Лопатнёв выносят операционные лампы из пострадавшей части городского центра экстренной медицинской помощи. / Фото: Юхани Нииранен / HS

Карета скорой помощи из-за удара оказалась в соседнем с больницей парке. Фото: Юхани Нииранен / HS

Николаев в этой войне пострадал больше всех. Город находится всего в 30 километрах от линии фронта, и на протяжении полугода был целью ежедневных ракетных и артиллерийских обстрелов.

132 жителя погибли. Более 500 жилых домов разрушены. Из полумиллиона горожан больше половины были вынуждены уехать.

Оставшиеся – не из слабых духом.

Ракета взрывалась и неподалёку от дома Натальи Тимчук. А дома её матери и сестры были разрушены прямыми попаданиями.

Обычно бьют рано утром. Поэтому многие горожане говорят, что их организм приспособился к новому ритму жизни: ложиться спать сразу после работы, чтобы бодрствовать во время ночных обстрелов.

“Ко всему привыкаешь. Но я не хочу привыкать к этому. Хотелось бы, чтобы мой двухмесячный внук мог расти в мирное время”, говорит Тимчук.

Сегодня в Николаеве опять грохочет. Но, к счастью, это просто гром. Звуки артиллерии долетают уже издалека, от линии фронта.

Вот уже 3-4 дня как в Николаеве стало относительно спокойно. Это впервые почти за полгода непрерывной войны.

Председатель Николаевской городской администрации Виталий Ким, который проводит пресс-конференцию во дворе своей резиденции, говорит, что у этой тишины есть две причины. В минувшие выходные в городе был объявлен комендантский час на 2,5 суток: власти проводили операцию по выявлению агентов, которые корректировали огонь российской артиллерии. По словам Кима, задержано 25 человек.

Вторая причина – это точные удары по российским складам и пунктам управления. По данным украинской стороны, за неделю уничтожено более 10 таких целей.

“Спасибо украинской армии. Мы наконец-то снова можем вздохнуть”, говорит Виталий Ким.

Бизнесмен корейского происхождения был избран председателем администрации города в 2020 году. В 2022-м он стал своего рода “южно-украинским Зеленским”: в ежедневных видеообращениях Ким спокойным голосом рассказывает людям о текущей ситуации.

Вообще, рабочий кабинет председателя находится в соседнем административном здании. Но его не видно. Весной российская крылатая ракета пробила 9-этажку, погибли 37 человек.

Виталий Ким – “южно-украинский Зеленский”. Фото: Юхани Нииранен / HS

Кровавый отпечаток руки сотрудника, пострадавшего при ракетном обстреле администрации Николаева. Он держался за стену, пытаясь выбраться из здания. Фото: Юхани Нииранен / HS

Фотограф в разрушенном здании городской администрации Николаева. Фото: Юхани Нииранен / HS

Здание администрации Николаева. Фото: Юхани Нииранен / HS

Крылатая ракета типа “Калибр” очень точна. Она прилетела точно на четвёртый этаж, аккурат в кабинет Кима. Председателя в этот момент не было на месте.

В течение полугода ракеты и снаряды прилетали в больницы и жилые дома Николаева. В отчёте Amnesty International сказано, что мирные жители подвергаются опасности в том числе потому, что Украина размещает свои войска в центрах населённых пунктов.

Никто из тех, с кем мы общались в Николаеве, не говорил о том, что видел какие-либо войска рядом с местами российских ударов. Впрочем, сообщать информацию о местонахождении войск – это преступление.

Губернатор Ким комментировать отчёт Amnesty не хочет: “ложь не становится правдой от многократного повторения”.

По его словам, из Николаевской области ежедневно эвакуируют по 100-150 человек. Причём, некоторых против их воли.

Николаев – это ключ к обороне юга Украины.

Пока он будет держаться, у россиян не будет шансов пойти маршем на Одессу. Можно, конечно, атаковать и с севера, но для этого им пришлось бы для начала захватить Кривой Рог.

По словам пресс-офицера Николаевской областной военной администрации Дмитрия Плетенчука, линия фронта стабильна.

“Непрерывно сражаемся, позиции не сдаём”.

По его мнению, время работает против России, так как они рискуют остаться и без боеприпасов, и без людей. Он рассказал, что, например, в российской 810-й гвардейской бригаде морской пехоты, воющей на Николаевском направлении, с начала вторжения уже дважды поменялся личный состав.

Последний месяц Россия обстреливала Николаев из старых и неточных зенитно-ракетных комплексов С-300. Потому что “Калибры” уже на исходе, а новые не сделать из-за нехватки комплектующих, уверен Плетенчук.

В последний день июля такая С-300 прилетела в отель Reikartz.

Сын владельца этой гостиницы, 35-летний Дима Волошенко, показывает нам разрушения: лобби-бар в руинах, балконы обрушились, а окна разбиты. Жить здесь невозможно.

“Это было любимое место николаевцев”, вспоминает Дима. ”Здесь справляли свадьбы и другие торжества. Но я не горюю. Это всего лишь материя, которую мы восстановим. Людей починить нельзя. К счастью, единственный человек, который был здесь во время удара – охранник – успел укрыться в подвале.”

Дима Волошенко управлял рестораном и пивоварней отеля, но теперь не до бизнеса.

“После того, как началась война, мы с женой задумались – а не бежать ли нам? Но вместо этого мы создали волонтёрскую организацию, которая поставляет еду, одежду и предметы гигиены гражданским и военным.”

На ночь супруги обязательно целуют друг друга. Ведь каждая ночь может стать для них последней.

Сын владельца отеля Reikartz Дима Волошенко демонстрирует результаты обстрела. Фото: Юхани Нииранен / HS

Разбитые окна отеля заделывают листами ДСП. На заднем плане – берег реки Ингул. Фото: Юхани Нииранен / HS

По улицам Николаева ходят люди.

Работают магазины и рестораны. Девушка толкает коляску. Пару месяцев назад она вернулась после родов к мужу в Николаев. Но жизнь ещё далека от нормальной.

80% горожан потеряли работу и живут на пособия. 12 крупнейших компаний закрылись.

В апреле россияне разрушили водопровод, ведущий из Днепра. Теперь вода в трубы поступает из Южного Буга, но она очень солёная.

За баптистской церковью десятки людей берут воду из 60-метровой скважины. Её строительство профинансировала американская организация евангельских христиан Samaritan’s Purse.

Олёна Козушко с медицинскими аптечками возле здания Красного Креста в Николаеве. Фото: Юхани Нииранен / HS

Татьяна Безрядная пришла к скважине за водой. Фото: Юхани Нииранен / HS

Водитель скорой помощи Александр Куманицкий привёз семье воду. Фото: Юхани Нииранен / HS

Где бы вы ни остановились, люди везде говорят об обстрелах.

Сергей Миненко курит около небольшого магазинчика на Театральной улице и показывает на воронки от ракеты на противоположной стороне. Сидевшая на скамейке бабушка и проходивший мимо мужчина были убиты.

На улице Богоявленской мужчина, кормящий бездомных кошек, показывает автобусную остановку, на которой две недели назад кассетная бомба убила восемь человек.

Мужчина кормит бездомных кошек на Богоявленской улице. Фото: Юхани Нииранен / HS

Автобусная остановка, на которой кассетная бомба убила восемь человек. Фото: Юхани Нииранен / HS

Ближайший к фронту Корабельный район Николаева пострадал больше всего. Курящий около машины мужчина показывает свежие гильзы от кассетных боеприпасов. Напротив находится торговый центр Depo’t, обстрелянный ранее.

Мужчина в штатском, но говорит, что служит в украинской армии.

“Я – профессиональный юрист и собираю здесь информацию о преступлениях российской армии.”

Он рассказывает, что сам он из Херсона, но бежал из оккупированного города ещё в апреле. По его словам, в Херсоне очень ждут прихода украинской армии. А ещё он утверждает, что с фронта есть хорошие новости.

“Впервые у нас есть шансы. Это радует”, произносит мужчина, затем садится в машину и исчезает.

Украина заявила, что начинает наступление на оккупированный Херсон. Похоже, что повредить два моста через Днепр, очень важные для снабжения российских войск, ей действительно удалось.

Но и Россия, как говорят, перебрасывает в этот регион значительную группировку свежих сил. По оценкам, около трети российских солдат сейчас находятся именно на юге.

Украинский генерал-майор Дмитрий Марченко пошутил, что Россия концентрирует свои войска, видимо, для того, чтобы Украине было проще их уничтожить.

Журналистам невозможно даже приблизиться к линии фронта. Кто же там на самом деле куда продвигается?

По заявлению украинской стороны, Россия в пятницу трижды пыталась прорвать украинскую оборону на Николаевском фронте, но все попытки были отбиты.

Андрей Сидор приехал в Николаев распределять помощь от Красного Креста. Сам он родом из оккупированной ныне деревни Любомировка. Соседняя деревня Новогригорьевка – под контролем ВС Украины.

“Месяц назад наши смогли отогнать их на пять километров. Но дальше никак. Будто стена”, говорит он.

Нина Бачуровская приехала навестить внуков. Она живёт в деревне Червоное у самой линии фронта. Она тоже говорит, что фронт застыл. Россияне отчаянно отстреливаются. Они уложили бетонные плиты, чтобы защитить свои землянки.

“Но нас не сломить. Вся Украина будет освобождена. Не надо про нас забывать”, говорит она.

Нина Бачуровская верит, что вся Украина ещё будет освобождена. Фото: Юхани Нииранен / HS

Статья впервые опубликована 14.8.2022.

Suomenkielisen artikkelin voi lukea täältä.

Lue lisää: Последний раз в Россию

Lue lisää: В поезде жизни

Lue lisää: «Немцы были куда лучше этих русских», - говорит 86-летняя слепая женщина – HS встретился с беженцами на эвакуационном поезде

Lue lisää: «Боюсь, что меня найдут»

Seuraa ja lue artikkeliin liittyviä aiheita