Смертельная опасность таится в воде и песке

Отели опустели – идёт война. На пляжи тоже не ходят, но люди всё же пытаются насладиться летом. Например, обливаясь водой из ведра.

Елена обливает Евгению Подгорецкую из ведра около пляжа в районе Ланжерон. На сам пляж и в воду заходить нельзя – могут быть мины. Полиция следит за соблюдением запрета. Фото: Юхани Нииранен / HS

23.8. 2:00

Как выглядит город-курорт в центре войны?

Одесса знаменита своими песчаными пляжами. Они начинаются прямо в центре и раскинулись на десятки километров вдоль берега Чёрного моря. В нормальное время город посещали миллион туристов в год. И высокий сезон – именно сейчас.

Но нынешнее лето – особенное.

Туристов нет. Отели либо закрыты, либо полупустые. Организаторы водных экскурсий остались без дела: выходить в море нельзя. Канатная дорога работает, но кабинки ходят вверх-вниз призрачно пустыми.

Песчаные пляжи пустынны, власти оградили их флажками. Пересекать их запрещено – можно подорваться на мине.

Девочка играет в песке рядом со знаком “Осторожно, мины”. Фото: Юхани Нииранен / HS

Растущая из песка осока выглядит просто нереально. Рядом со знаком “Осторожно, мины” в песке играет маленькая девочка.

Пляжи заминировала сама Украина – был риск высадки российского десанта. В воде опасность представляют водные мины, которые взрываются, приближаясь к берегу.

Одесситки Евгения Подгорецкая и Елена проявили изобретательность: они расстелили свои полотенца на кирпичной стене пляжа в районе Ланжерон, что находится неподалёку от центра, и принимают солнечные ванны в 30-градусную жару.

“Ужасно, когда нельзя пойти на пляж”, говорит Подгорецкая. ”Обычно здесь так много людей, что и песка не видно.”

Евгения Подгорецкая набирает воду из Чёрного моря для обливания. Фото: Юхани Нииранен / HS

Впрочем, есть много разных способов. У женщин с собой ведро. Когда патрульный на пляже отводит взор, они подкрадываются к морю и набирают полное ведро воды.

“Мы проверили. Здесь мин нет”, говорит Елена.

Ведро заменяет им купание в море: женщины обливают друг друга.

Пешеходная улица за пляжем не пустая. Вместо туристов – беженцы из Украины, которые успели спастись от наступающих российских войск.

Ольга Китченко и Александр Кузнецов на волноломе пляжа Аркадия. На сам пляж нельзя. Фото: Юхани Нииранен / HS

На волноломе знаменитого пляжа Аркадия загорают харьковчане Александр Кузнецов и Ольга Китченко.

“Дважды мы пытались вернуться в Харьков, но тяжело жить с ребёнком при постоянных обстрелах.”

В Харькове у них были собственное кафе и салон красоты. Сейчас они живут на доходы от случайных заработков.

Вскоре охрана куда-то запропастилась и люди бегут купаться. Александр тоже прыгает в воду.

Мария лечит колени грязевыми ваннами. Она приехала из Славянска. Фото: Юхани Нииранен / HS

84-летняя Мария намазала себя грязью, которую собрала на курорте Куяльник. Она эвакуировалась из раздираемого войной Славянска. Говорят, что эта грязь полезна для коленей и суставов. А ещё она защищает от солнца.

Мария говорит, что наслаждается жизнью.

“Молодёжь не понимает, что каждый день может стать последним. Сегодня я загораю, а завтра планирую пойти на рынок.”

Мария Стенчук владеет киоском на пляже Аркадия. Справа – её дочь Мария. Фото: Юхани Нииранен / HS

Туризм – один из главных источников дохода на одесском побережье. Война приводит к банкротствам и безработице.

У Марии Стенчук есть киоск на набережной в Аркадии. В нём можно купить кофе, лимонады и пироги.

“В нормальные времена мы ежедневно продавали товаров на 25 000 гривен (около 700 евро), но сейчас – лишь на 3-4 тысячи в день. У людей просто нет денег”, говорит Мария.

Украинский язык для неё – родной. Она перебралась в Одессу из Западной Украины в 2009 году. С теплотой вспоминает время до 2014 года, когда Россия развязала против соседней страны продолжительную войну.

“Раньше здесь отдыхали все подряд: и русские, и поляки, и литовцы... Никому не приходило в голову бояться друг друга. Это было прекрасное для всех время.”

У Стенчук есть ещё пекарня и ресторан в центре Одессы. Она говорит, что это позволит ей пережить войну. Кстати, в её пекарне волонтёры делали хлеб и для украинских солдат.

В киоске у Марии можно купить и пиво, а вот в ресторане алкоголь подавать перестали. Она с осуждением показывает видео какой-то пьяной вечеринки на Дерибасовской улице.

“Пока молодые парни умирают, защищая их, они бухают и танцуют.”

Несомненно, сложный нравственный вопрос: можно ли во время войны иногда переключаться на развлечения?

Из-за минной опасности купаться в Одессе можно только в платных бассейнах возле пляжа. Фото: Юхани Нииранен / HS

К вечеру на набережной у пляжа Аркадия уже много людей. Некоторые покупают билеты в платные бассейны, там можно искупаться.

Уличные кафе в центре города тоже забиты местными клиентами. В большинстве мест алкоголь продают до восьми вечера. Не позднее десяти рестораны закрываются. К одиннадцати становится тихо – в городе наступает комендантский час.

Местные туристические достопримечательности Россия тоже уничтожила. Как и другую инфраструктуру.

В июле снаряд прилетел в дом отдыха в посёлке Сергеевка Одесской области, а также в соседний жилой дом. 21 человек погиб. Никаких военных целей поблизости не было.

В мае снаряд взорвался в одесском отеле “Гранде Петтине”. А другой прилетел в дом отдыха в посёлке Затока. Россия утверждала, что и в том, и в другом были украинские военные.

Кроме того, Россия постоянно бомбила мост у Затоки, поэтому транспортное сообщение с побережьем было прервано.

В тот вечер, когда мы бродили по одесским пляжам, в Затоке произошло страшное.

Трое мужчин пошли купаться, двое из них погибли, подорвавшись в воде на минах.

Это не первый случай. Уже скончались, как минимум, семь человек, нарушивших запрет на посещение пляжей. На этой войны гибнут и отдыхающие – быть может, легкомысленные, но точно ни в чём не виноватые.

Алексения снимает на видео свою 3-летнюю племянницу Софию. Фото: Юхани Нииранен / HS

Несмотря на запрет, некоторые всё же прыгают в море. Фото: Юхани Нииранен / HS

Предупреждение о минах на пляже в одесском районе Ланжерон. Фото: Юхани Нииранен / HS

Статья впервые опубликована 20.8.2022.

Suomenkielisen artikkelin voi lukea täältä.