Репортаж HS из Изюма: сотни свежих могил

Журналисты HS находились в Изюме в тот момент, когда тела украинцев эксгумировали из недавно обнаруженной братской могилы. Она появилась здесь за время российской оккупации.

Мирных жителей хоронили в отдельных могилах, глубиной около полутора метров. Фото: Оути Пюхяранта / HS

20.9. 11:42

Изюм

В сосновом лесу на окраине Изюма стоят простенькие деревянные кресты. На большинстве из них нет имён, только номера: 125, 330, 331...

Вокруг стоит запах, который невозможно описать словами: могилы у подножия крестов разрыты.

Повсюду кучи песка, в воздухе жужжат мухи. Люди с лопатами и в защитных масках поднимают со дна ям скрюченные трупы, которые были закопаны здесь российскими войсками.

На одном из погибших чёрные ботинки.

На большинстве крестов указаны только номера, но есть и кресты с именами. Фото: Оути Пюхяранта / HS

В карманах одежды погибших находят в том числе ключи и лекарства. Фото: Оути Пюхяранта / HS

Город Изюм с населением около 50 000 человек на северо-востоке Украины находился под контролем России с конца марта. В позапрошлую субботу он был освобождён.

В этом лесу, по оценке украинских властей, похоронено больше 460 человек. Возможно, значительно больше. 445 из них – мирные жители. Судя по датам на крестах, многие погибли в первые же дни оккупации, когда на городок обрушились бомбы и артиллерийский огонь.

В первых сообщениях украинцев говорилось о братской могиле, однако большинство захоронений – по крайней мере, тех, что мы видели – индивидуальные.

Поднятые из них тела – в гражданской одежде. Многие завёрнуты в ткани самых разных цветов. Есть трупы женщин и детей. Все они хорошо видны, но многие уже настолько разложились, что по ним трудно что-либо определить.

Настоящая братская могила здесь одна. В ней, по словам украинских официальных лет, покоятся тела 17 украинских солдат. Там продолжают работать эксперты в белых защитных костюмах.

К полудню пятницы в братской могиле были обнаружены тела 17 украинских солдат. Фото: Оути Пюхяранта / HS

“По всей видимости, они были расстреляны в упор”, рассказал находившийся на месте глава окружной прокуратуры Харьковской области Александр Ильенков.

”У меня большой опыт. Я вижу, что есть основания подозревать здесь военные преступления, но этот вопрос необходимо расследовать, прежде чем делать окончательные выводы.”

В общей сложности в обследовании обнаруженного в пятницу захоронения участвовали десятки сотрудников полиции, представителей прокуратуры, следователей и спасателей.

Учитывая количество людей, в лесу было очень тихо. Вдалеке слышались взрывы, это продолжали свою работу украинские сапёры.

Изучать захоронение в сосновом лесу начали два дня назад, рассказал начальник следственного управления полиции Харьковской области Сергей Болвинов, стоя около красно-белой оградительной ленты. Сначала лес очистили от мин, а утром в пятницу начали поднимать тела.

Они в плохом состоянии, так как часть из них была захоронена ещё в марте. Каждое тело измеряется, а песок из могилы пересыпается в небольшой пакет.

Болвинов рассказал, что у некоторых трупов были связаны руки. HS не может подтвердить данный факт, однако находившийся поблизости репортёр информационного агентства AFP сообщил, что тоже видел по крайней мере одно тело со связанными руками. А ещё журналистка Лиз Кукман рассказывала о двух виденных ею таких телах.

Болвинов сообщил, что в Изюме работает та же команда, которая изучала массовые захоронения в Буче и Ирпене.

“Первым трупом было тело мужчины с верёвкой на шее. Сейчас мы расследуем что именно произошло. Мы сообщим вам, как только сами будем знать больше. Но даже для установления личностей жертв требуется время.”

По оценке Ильенкова, здесь может быть куда больше тел, свыше пятисот. В Изюме много пропавших без вести, чья судьба до сих пор неизвестна.

На полиэтиленовых мешках отмечают, как минимум, номера могил. Фото: Оути Пюхяранта / HS

Президент Украины Владимир Зеленский уже сравнил Изюм с Бучей. Минобороны Украины в своём твите сообщало о многочисленных массовых захоронениях.

Однако важно иметь в виду следующее, и в Изюме это все подчёркивают: пока неясно как и почему погибли обнаруженные в сосновом лесу люди.

Журналисты Reuters рассказывали, что председатель Харьковской областной администрации Олег Синегубов говорил им о следах насильственной смерти на многих телах, однако Сергей Болвинов сообщил нам, что детали пока не выяснены.

Сейчас начинается расследование. Военные преступления возможны, но часть погребённых могли погибнуть от бомб и снарядов, равно как и по естественным причинам. На данный момент ничего нельзя сказать наверняка.

Тела измеряются, из могил берутся образцы почвы. Фото: Оути Пюхяранта / HS

На протяжении всей войны Изюм сильно обстреливали. Обстреливают и сейчас – фронт находится всего в нескольких километрах.

Когда мы общались с жителями города, они рассказали, что кладбище в тех краях было и до войны. Новое захоронение российские власти сделали рядом с ним. Изюмцы сообщают журналистам свои настоящие имена, но просят обходиться в публикациях без фамилий – уж слишком деликатная тема...

38-летний Женя рассказал, что если кто-то умирал во время оккупации, россияне хоронили его на одном из двух городских кладбищ. Одно находится непосредственно в черте Изюма, другое – как раз это, в сосновом лесу на окраине.

Когда Женина мама умерла несколько месяцев назад от сердечного приступа, у него был выбор – на какое кладбище отвезти мать. Женя вообще хотел похоронить её в саду, но русских это не устроило. В итоге мама была погребена на городском кладбище, где покоятся и другие родственники.

О возможных военных преступлениях Женя не осведомлён: “Россияне ввели очень строгий комендантский час. Никто точно не знает, что происходило в этом городе по ночам".

В том же ключе рассказывает о похоронах во время российской оккупации и женщина, представившаяся Ларисой.

Если происходил разрушительный авиаудар, русские собирали тела с улиц и отвозили закапывать в лес. Если же родственники успевали самостоятельно похоронить близкого человека до этого, то тела выкапывали и перемещали.

С могильных крестов стирали имена и заменяли их номерами.

“Было два варианта”, рассказывает Лариса журналистам HS. ”Если вы были готовы заплатить 8000 гривен, то на могиле ставили надгробный камень. Если денег не было, то россияне забирали тело и хоронили без всяких знаков.”

8000 гривен – это около 216 евро. В сосновом лесу на окраине Изюма могил с надгробными камнями практически нет.

Только много следователей, журналистов и мух...

В пятницу на месте захоронения работали более ста украинских официальных лиц. Фото: Оути Пюхяранта / HS

Статья впервые опубликована 16.9.2022.

Suomenkielisen artikkelin voi lukea täältä.