Вспоминая российских оккупантов...

Разрушенные деревни и заминированные дома... Журналисты HS побывали в населённых пунктах Херсонской области, освобождённых совсем недавно, в октябре.

9.11. 11:08

Видео: Освобождённый посёлок Архангельское глазами журналистов HS. Россияне разместили свой штаб в административном здании известнякового карьера. После себя они оставили не только кучу мусора, но даже военную форму.

Архангельское

Дорога в сторону Херсонской области местами весьма оживлённая. Едут украинские военные, машины скорой помощи, частные легковушки, а также строительная техника.

Чем ближе к линии фронта – тем тише в деревнях. Многие населённые пункты уничтожены войной. Многоэтажки сгорели, в частном секторе от некоторых домов осталась примерно половина. Электрические провода между столбами свисают гроздьями, да и сами столбы тоже повреждены.

Постепенно на обочинах начинает появляться сгоревшие машины – и взорванные гражданские автомобили, и уничтоженная военная техника россиян. Некоторые поля буквально испещрены осколками ракет. В одном из херсонских сёл видим людей, стоящих в очереди за продовольственной помощью, и маленького мальчика, гуляющего по обочине с собакой.

Полицейский из Архангельского Богдан Жук показывает нам свой родной посёлок, освобождённый от российских захватчиков. Фото: Мика Ранта / HS

Архангельское освободили в начале октября. Мика Ранта / HS

Россияне разместили здесь свой штаб. Само здание уже разминировано, но знак ещё висит. Мика Ранта / HS

Знак Z на стене бывшего российского штаба. Мика Ранта / HS

Если спросить Владимира Путина, то эти разрушенные деревни – это, конечно, Россия. Именно он “присоединил” к своей стране Херсонскую область и ещё три украинских региона после сфальсифицированных “референдумов”.

Но Путина никто сейчас не спрашивает. Это Украина и здесь украинская армия. Это соответствует и взглядам западных стран, и вообще международному праву.

Осенью ВСУ удалось заметно потеснить российские войска с севера на юг Херсонской области. Пока Россия ещё контролирует столицу региона – город Херсон – а также Каховскую плотину и мост, которые считаются стратегически важными. Есть опасения, что оккупанты могут подорвать плотину – тогда высвободившаяся вода нанесёт значительный ущерб ниже по течению.

В принципе, подрыв плотины не должен иметь для русских особого смысла. По оценкам, паводковые воды устремятся в этом случае в низовья к востоку от Днепра. А там находятся именно российские войска. Однако Россия на этой войне регулярно действует вопреки всякой логике.

Бывшие российские позиции на северной окраине Архангельского. Остался только мусор, ящики для снарядов, а также корпуса от стиральных машин и компьютеров. Мика Ранта / HS

Российская туалетная бумага. Мика Ранта / HS

Кто-то оставил на позициях свои штаны. Мика Ранта / HS

Даже по деревням Херсонской области, которые проплывают перед нашими глазами, становится понятно, что находившимся здесь совсем недавно российским войскам не хватало ни подготовки, ни снабжения.

На краю полей видны корявые укрытия из веток и пластиковых навесов. В Финляндии даже ученики младшей школы способны построить хижину подобротнее.

Над траншеями тоже установлены навесы из веток. С противоположной стороны – что-то типа защитной стены из деревянных ящиков для патронов. Вдоль дорог и полей – мусор, оставленный российскими солдатами.

В настоящий момент продвижение ВСУ на Херсонщине остановилось. Или, по крайней мере, замедлилось.

Для украинцев это может быть иметь неприятные последствия: приближается зима. Уже сейчас на деревьях почти не осталось листьев, а значит, нет и естественной маскировки. За передвижениями противника в небе постоянно следят дроны-разведчики. К тому же, зима и мокрые дороги – это проблема для тяжёлой военной техники.

Если контрнаступление Украины удастся сорвать сейчас, то у России будет время, чтобы перегруппироваться и усилиться. В том числе отправить сюда мобилизованных, которым, в свою очередь, запас времени позволит лучше подготовиться к войне.

На полях Херсонщины повсюду мёртвые коровы. Их пришлось оставить здесь, когда большая часть местных жителей в спешке бежала в другие места. Например, в находящийся по соседству Кривой Рог.

И всё-таки есть признаки того, что жизнь продолжается. В поле работает трактор, а электрики, похоже, ремонтируют один из столбов ЛЭП. Пикап подвозит груз к дому, в котором ещё только предстоит начать ремонт, а на крыше соседнего здания уже приступили к исправлению нанесённых войной повреждений. Для защиты конструкций используют навес c логотипом Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев. Ремонтируют и дорогу, которая кое-где стала вообще непроходимой.

Сапёры идут на участок Владимира Горгуна. Мика Ранта / HS

Посёлок Архангельское выглядит как декорация к фильму про апокалипсис. Взорванные и сгоревшие дома, электрический столб поперёк дороги. Кошки и собаки бегают туда-сюда в поисках еды.

Украинцы освободили Архангельское в начале октября.

На деревенской улице 68-летний пенсионер Владимир Горгун, бывший инженер-механик, говорит, что с ужасом вспоминает период российской оккупации. Пока он делится с нами своими впечатлениями, украинские сапёры по соседству занимаются разминированием дома.

“Я был в таком шоке, что мог только плакать”, вспоминает Владимир момент, когда он узнал, что его родная деревня наконец освобождена. Сам он находился в это время в Кривом Роге, куда был вынужден бежать от произвола захватчиков.

“Наша жизнь во время оккупации была очень тяжёлой”, говорит Горгун, едва сдерживая слёзы. Его речь прерывается.

”Ответил ему, чтобы стрелял уж сразу в голову: машина всё равно не заводится.”

Пенсионер Владимир Горгун раньше работал инженером-механиком. Мика Ранта / HS

Он вспоминает среди прочего как буряты из российской армии пришли в его дом в поисках чего-нибудь и потребовали отдать им автомобиль. Однако Владимир предусмотрительно снял бензонасос, поэтому машина не завелась.

“Бурятский солдат угрожал прострелить мне колено, если я не починю машину. Ответил ему, чтобы стрелял уж сразу в голову: машина всё равно не заводится.”

Пенсионер говорит, что однажды спросил у бурятского офицера – зачем вообще российские войска пришли в Украину? По его словам, офицер ответил, что планируется захватить всю Украину и очистить умы украинцев от насаждавшегося 30 лет фашизма.

Дом Владимира Горгуна был частично разрушен российскими бомбардировками. Его семья по-прежнему в Кривом Роге, где более безопасно, а вот он сам хотел вернуться, чтобы следить за домом.

От Архангельского до передовых российских позиций – всего несколько километров. При вопросе о возможном возращении русских его поза сразу меняется:

“Ну, смотри! После нескольких месяцев оккупации мне уже ничего не страшно.”

Захваченные россиянами здания всегда полны мусора. В первую очередь, всевозможных упаковок. Мика Ранта / HS

Российские войска разместили свой штаб в здании местного известкового карьера. Много раз мы уже видели, что захваченные оккупантами здания превращались в места, непригодные для проживания. По крайней мере, с западной точки зрения. Вот ещё одно доказательство: в помещениях предприятия по производству известняка царит неописуемый беспорядок.

На полу валяется виниловая пластинка ещё советских времён, 1967 года выпуска. На ней, среди прочего, есть знаменитая песня Владимира Высоцкого “Спасите наши души”.

Возле здания местный полицейский Богдан Жук листает свою записную книжку. В ней он скрупулёзно записывал всё, что наблюдал во время оккупации

“16 марта. Видел, как российские солдаты расстреляли мирного жителя у него во дворе”. Жук перетащил тело в гараж, чтобы его не съели собаки.

“Конечно, я боюсь этого. Они абсолютно сумасшедшие и агрессивные.”

Богдан Жук не скрывает, что боится возвращения россиян на освобождённые территории. Мика Ранта / HS

Записная книжка Богдана Жука. Мика Ранта / HS

По словам Жука, мирного жителя убили чеченские солдаты, которые избивали и самого Богдана. Закончив избиение, они нарочно выпустили несколько очередей рядом с его головой.

Причиной всех этих зверств стал тот факт, что Жук в гневе пошёл кричать “Живе Украина” российским солдатам.

Полицейский рассказывает, что до этого момента он притворялся дурачком и алкоголиком, шлялся по селу и собирал информацию о численности российских войск. А потом отправлял эту информацию украинской разведке с помощью мобильного телефона, который он прятал в горшке с зерном. Впоследствии эти данные помогли Украине наносить точные удары по позициям противника.

“Русские говорили мне, что украинский язык – это язык свиней. А ещё угрожали продемонстрировать на моём друге как работает гранатомёт. Говорили, что пришли освобождать нас от фашизма.”

Жук продолжает изучать свой дневник: однажды к нему домой пришёл пьяный российский солдат с двумя гранатами и потребовал алкоголь и наркотики.

“Я привёл его в свой гараж и сказал, чтобы взрывал гранату здесь. Тогда мы умрём вместе. А в доме не надо. Там маленький ребёнок. Не надо пугать мою семью. В конце концов он ушёл, удовлетворившись тем, что выпил флакон духов.”

Исходя из своего опыта, Богдан Жук говорит, что опасается возвращения русских в уже освобождённые районы:

“Конечно, я боюсь этого. Они абсолютно сумасшедшие и агрессивные.”

Общаемся в деревне с украинским танкистом по имени Игорь. Он смотрит на разрушенный россиянами дом и на мой вопрос о том, как, на его взгляд, сложатся бои под Херсоном, отвечает встречным вопросом: а Россия взорвёт, например, Каховскую плотину?

“Видишь вот тот дом?, продолжает он. ”В нём жили самые обычные люди. При помощи Европы и остального мира Украина могла бы выгнать русских отсюда. Главный орк сидит в Москве. За себя он боится, а вот своих граждан готов посылать в качестве пушечного мяса. Поэтому подумай ещё раз – может ли он взорвать Каховскую плотину?”

Во время нашей беседы неподалёку раздаётся взрыв и в небо поднимается чёрное грибовидное облако дыма. Это продолжают работу сапёры: взрывают оставленные россиянами ловушки.

Танкист Игорь даже не вздрагивает.

“Ну, посмотрим...”, только и произносит он.

Обезвреживание мин путём их подрыва. Мика Ранта / HS

Статья впервые опубликована 4.11.2022.

Suomenkielisen artikkelin voi lukea täältä.