Финский эксперт: "Крым ещё далеко"

Украинское руководство требует обязательного возвращения Крымского полуострова. Однако часть союзников склонна искать компромиссные варианты.

Девушка делает селфи на фоне гигантской почтовой марки с изображением взорванного Крымского моста. Киев. Октябрь 2022 года. Фото: Алексей Чумаченко / Sopa Images

20.12.2022 9:34

Президент Украины Владимир Зеленский не устаёт повторять: мир невозможен, пока Россия не вернёт все захваченные территории, включая Крымский полуостров, аннексированный ещё в 2014 году. Народ такую позицию поддерживает.

Прогресс в этом направлении действительно есть: в октябре Украина взорвала Крымский мост, а в ноябре – крупнейшую российскую базу на полуострове.

По данным британской разведки, Россия перестала отправлять беспилотники с территории Крыма, перенеся точку запуска вглубь материка. По мнению британцев, это может служить признаком уязвимости региона.

С другой стороны, союзники Украины не демонстрируют в отношении Крыма такой же решительности.

Даже один из самых активных сторонников Зеленского, бывший премьер-министр Великобритании Борис Джонсон заявил в интервью The Wall Street Journal, что мирные переговоры могут начаться если российские войска будут отброшены на те позиции, которые они занимали в феврале этого года, до начала вторжения.

Получается, что в этом случае возвращение Крыма под контроль Украины не является обязательным условием для мира.

В интервью этому же изданию Госсекретарь США Энтони Блинкен заявил, что цель Соединенных Штатов заключается в том, чтобы “обеспечить Украину всем необходимым для возвращения территорий, которые были отобраны у неё после 24 февраля.”

Впрочем, возможно, это была ошибка с его стороны. Позднее Блинкен повторил официальную позицию Белого дома, согласно которой время и содержание мирных переговоров целиком зависят от Украины.

По информации английской газеты The Guardian, аналогичная компромиссная идея в отношении Крыма лоббируется многими опытными американскими дипломатами, начиная с Генри Киссинджера. Хотя из-за деликатности вопроса большинство из них готово говорить об этом только анонимно или же в частных беседах.

Многие союзники хотели бы, чтобы война закончилась поскорее. Но не любой ценой.

Сумеет ли Украина отстоять свою идею о возвращении Крыма или с этим требованием придётся всё-таки расстаться?

В качестве стратегии для переговоров выполнение всех условий по-прежнему остаётся наилучшим вариантом для Украины, считает эксперт Александровского института при Хельсинском университете доцент военных наук Илмари Каихко.

Доцент военных наук Илмари Каихко. Фото: Киммо Ряйсянен

“В принципе, никакой другой линии Украина сейчас придерживаться и не должна. Глупая стратегия – делать уступки если нет возможности получить ответные. И Украина, и Россия по-прежнему надеются достичь победы военными методами. Если Украина пойдёт на уступки сейчас, то Россия будет требовать только больше.”

Конечно, ситуация может обернуться по-разному. Если, например, весной линия фронта станет более стабильной и шансы на военную победу исчезнут, то переговоры будут выглядеть намного привлекательнее.

Каихко напоминает, что ещё в начале войны президент Зеленский был готов пойти на компромисс в отношении Крыма. До российского вторжения он также намекал на возможность переговоров и референдумов о будущем сепаратистских регионов.

“Я не исключаю полностью референдум по Донбассу. Это может касаться Донбасса или Крыма”, такую цитату Зеленского образца декабря 2021 года приводит издание The American Conservative.

То, что Украина и её союзники в публичных высказываниях занимают противоречивые позиции по данному вопросу, свидетельствует, по мнению Каихко, что цели у них тоже отличаются. Украина уже ведёт войну, она хочет поддержки остальных. Остальные, наоборот, сами вступать в войну не хотят.

По словам финского эксперта, это различие наиболее ярко проявилось в ноябре, когда ракета прилетела в Польшу, страну НАТО. Украина сразу обвинила Россию, а вот союзники по НАТО были куда более осторожны. Им было бы крайне невыгодно, если бы ракета действительно оказалась российской.

“Украина была заинтересована в эскалации ситуации, западные страны – наоборот”, говорит Илмари Каихко.

В сдержанных выступлениях Бориса Джонсона Каихко видит признаки тлеющего опасения, что в какой-то момент у Запада закончится политическая воля или финансовые возможности для продолжения поддержки Украины в этой дорогостоящей войне.

Многие союзники хотели бы, чтобы война закончилась поскорее. Но не любой ценой.

“Конечно, звучит всё больше разговоров о достижении мира путём переговоров. Правда, пока в основном, в частном порядке. Потому что в настоящий момент любой политик может лишь потерять от высказывания подобных мыслей публично.”

Илмари Каихко объясняет, что “крымский вопрос” вызывает так много разногласий, потому что считается, что Владимир Путин будет сражаться за полуостров до последнего. Даже с применением ядерного оружия.

“Крым называют “жемчужиной короны” Путина и красной линией для него. Его потеря может стать его крупным личным поражением. И может ли Россия отдать этот регион, если там начинали войну со лозунгами о притеснении местного населения [в Украине]?”

“Если Украина завоюет регион, то что они будут делать с про-российскими жителями? Это большая политическая проблема.”

Насколько реалистичен план по возвращению Крыма? Илмари Каихко говорит, что со стороны оценить это достаточно трудно. Чисто с географической точки зрения до полуострова украинской армии путь не близкий.

“Крым ещё далеко. Сначала Украине необходимо отвоевать значительный кусок на юге страны.”

Из того, что в речах союзников всё чаще звучат призывы к компромиссу, можно сделать определённый вывод.

“Можно спросить: знают ли они что-то, чего мы ещё не понимаем?”, говорит Каихко.

Возможности дальнейшего наступления зависят от состояния украинской армии. Эти данные в Киеве раскрывать, разумеется, не будут. Руководство страны пытается, с одной стороны, вселить надежду в своих солдат, отмечая их успехи, а с другой, получить от союзников как можно больше ресурсов, подчёркивая недостатки.

“Во время войны говорить всё открыто – не в интересах сторон”, объясняет эксперт.

“Мы не знаем – сможет ли Украина освободить даже те территории, которые были захвачены в этом году. Не говоря уже о других. Всё это по-прежнему решается непосредственно на поле боя.”

Каихко напоминает, что Россия сильнее Украины. И не в последнюю очередь потому, что война разрушает только Украину. К тому же, скоро на фронт прибудет большое количество российских резервистов.

“Конечно, без международной поддержки Украина не справится.”

Впрочем, даже если Украине вдруг удастся вернуть Крым, проблемы на этом не закончатся. Ещё в 2014 году значительная часть проживавшего здесь населения была настроена про-российски. Восемь лет оккупации, должно быть, ещё сильнее склонили чашу весов в сторону России.

Как утверждают российские информ-агентства, президент Владимир Путин посетил Крымский мост 5 декабря. Фото: Sputnik

“Если Украина завоюет регион, то что они будут делать с про-российскими жителями? Это большая политическая проблема.”

В конце концов, прочный мир требует взаимного участия и Украины, и России. Хотя бы по соображениям практического характера.

“Ведь эта война закончится когда-нибудь каким-то переговорным решением. Никто же не будет восстанавливать [страну] и инвестировать без этого.”

Статья впервые опубликована 18.12.2022.

Suomenkielisen artikkelin voi lukea täältä.