Следы войны в Хельсинки

Одним из экспонатов традиционного урбанистического фестиваля Lux Helsinki стала работа чешского дизайнера, который выставил в столице Финляндии остатки четырёх дымящихся автомобилей из Украины.

Уничтоженная российским ударом “Волга” Алексея Кабанца из Ирпеня – один из объектов инсталляции Максима Вельчовского “Физическая возможность смерти в сознании живущего”. Фото: Калле Копонен / HS

5.1. 16:15

Ржавые, сожжённые, изогнутые и дымящие обломки автомобилей, на которых видны следы от пуль. Внутри – огонь и клубы дыма. Как будто машины взорвали совсем недавно...

Всего год назад эти автомобили радовали своих владельцев и разъезжали по улицам Бучи, Гостомеля и Ирпеня.

До тех пор, пока не пришла война, которая разрушила надежды и лишила имущества. Люди были вынуждены бежать, имущество досталось оккупантам. Когда захватчикам пришлось отступить, вскрылись истинные масштабы катастрофы.

Теперь эти машины – “Джип” Анны Денисовой, “Волга” Алексея Кабанца, “Ауди” Александра Ковальчука и “Мини” Татьяны – стали частью хельсинского пейзажа в рамках перформанса чешского дизайнера Максима Вельчовского.

Его экспонат называется Физическая возможность смерти в сознании живущего. Он выставлен в самом центре, возле Хельсинского Дома музыки в рамках традиционного светового арт-фестиваля Lux Helsinki, который проходит с 4 по 8 января.

С каждым автомобилем связана личная история. Её тоже можно прочитать.

“5 марта русские зашли в Ирпень, поэтому мы решили бежать через Романовский мост”, пишет, например, Алексей Кабанец.

”К сожалению, у нас не было бензина. С этим ничего нельзя было сделать, поэтому мы решили оставить машину и пойти пешком. <...> Уже вечером я узнал от соседей, что после нашего ухода случился тяжёлый разрушительный обстрел. Наш дом и соседний были повреждены. Как раз с соседнего и свалилась горящая крыша на нашу машину, которая и подожгла её. Сейчас на остатках машины можно увидеть надпись “К 22-3", что означает “Киевская улица, дом 22-3". Её сделали наши соседи, чтобы автомобиль можно было впоследствии опознать.”

Максим Вельчовский говорит, что главная цель его работы – продемонстрировать какой реальной может быть война в центре города. Такого как, например, Хельсинки.

“Первая мысль сделать подобный перформанс появилась у меня после того, как я прочитал в Фейсбуке посты некоторых чехов о том, что война якобы идёт только в Донецке и Луганске, а у остальных украинцев никаких проблем нет: они смотрят войну по телевизору и отдыхают на своих дачах”, рассказал дизайнер.

“Физическая возможность смерти в сознании живущего” выставлена перед входом в Хельсинский Дом музыки. Фото: Калле Копонен / HS

В Хельсинки творения Вельчовского приехали из его родной Праги. Они выставлялись там в октябре в рамках фестиваля “Сигнал”, который заказал эти работы на свой 10-летний юбилей. “Сигнал” посвящён современным трендам в цифровом и световом искусстве.

“Сигнал” всегда в курсе последних веяний и новейших экспериментальных технологий. Там обычно царит приятная фестивальная атмосфера: народ гуляет по городу, иногда попивая пивко. Там были выставлены и мои горящие машины”, рассказывает Максим Вельчовский.

Благодаря таким экспонатам люди могут получить представление о том, в какой реальности живёт страна, находящаяся в состоянии войны. А также о последствиях этой войны. Художник говорит, что в Праге многие останавливались, чтобы прочитать тексты об этих машинах и их владельцах – и отходили взволнованные. Автомобили для перформанса были специально отобраны именно из тех районов, где оккупанты проявили особую жестокость по отношению к местному населению.

“Фейсбук и телевидение не могут дать реальное представление о ситуации. Как это ни прискорбно, но многие устали думать о войне, которая продолжается уже почти год.”

“Люди думают, что Украина далеко от нас, в каком-то другом мире, хотя это совершенно не так. Тем более, что в Чехии большая украинская диаспора. Многие из них десятилетиями жили и работали в Чехии, а сейчас уехали на фронт защищать Украину.”

Название работы намеренно отсылает к одному из самых известных произведений современного искусства – работе английского художника Дэмьена Хёрста Физическая невозможность смерти в сознании живущего. В ней мёртвая тигровая акула плавает в резервуаре с формальдегидом.

Вельчовский в названии своего произведения убрал всего две буквы: вместо “физической невозможности смерти” получилась “физическая возможность”.

В работе Хёрста важную роль играет мёртвая акула, которую зрители поначалу обычно не замечают. Поэтому люди могут не отождествлять себя с грозным хищником, точно так же как смерть кажется нам чем-то очень далёким.

Вельчовский преследует противоположную цель: его работа состоит из знакомых, но полностью уничтоженных транспортных средств. Поэтому мысли о смерти, о живых и погибших людях, неизбежно появятся в голове практически у каждого.

“Сгоревшие машины в моей работе – это свидетельство ужасов войны, которая идёт совсем рядом. И они выглядят здесь точно так же, как подразумевал Дэмьен Хёрст в своём произведении”, объясняет автор.

“Платья” корейского дизайнера Тай Гон Кима в Сувилахти. Фото: Калле Копонен / HS

Помимо Физической возможности смерти в сознании живущего в рамках фестиваля Lux Helsinki в финской столице представлены и другие работы. Их можно увидеть не только в центре, но и в других районах – Руохолахти и Сувилахти, а также в культурных центрах Хельсинки и Коркеасаари.

Основные даты фестиваля – 4-8 января. Однако две работы останутся в Хельсинки до конца месяца. Это Аналемма Ясухиро Чиды (она выставлена в художественной галерее современного искусства Muu) и Танцы в темноте финской художницы Ирины Потт, которые входят в дополнительную программу фестиваля. Их можно увидеть в окнах Шведского театре на Эспланаде.

Световая инсталляция “Тихо говорящие цвета” Котрины Чалкайте из Литвы. Сувилахти. Художница посвятила работу памяти своего отца. Фото: Калле Копонен / HS

В самом центре после просмотра Физической возможности смерти в сознании живущего около входа в Дом музыки, удобно прогуляться через Ярмарочную площадь (где демонстрируется работа команды авторов Collectif Coin Абстракция) в сторону залива Тёёлёнлахти и дальше к Олимпийскому стадиону, где на стене и башне музея спорта Tahto можно увидеть Лицо города в исполнении финских художников Маури Ахолы и Теему Кокконена.

В районе Руохолахти выставлена, в частности, инсталляция Рост голландской арт-группы Hypar Collective, а также видеопроект Бирюза Анны Нюккури и Кайсу Койвисто (Финляндия).

В Сувилахти – Платья Тай Гон Кима (Южная Корея) и Великий совет нерешительности Ромэна Тардю (Франция).

Статья впервые опубликована 4.1.2023.

Suomenkielisen artikkelin voi lukea täältä.