Четыре пути к миру

Финский исследователь Марко Лехти описывает четыре возможных сценария установления мира на украинской земле. По его мнению, по-настоящему прочный мир возможен только в том случае, если европейские страны перестанут исповедовать эгоистическую политику.

Люди греются у костра в Херсоне. Ноябрь 2022 года. Город был только что освобождён от российских оккупантов. Фото: Оути Пюхяранта / HS

19.1. 9:09

Для нынешних правителей России война – основа их существования. Поэтому начало мирных переговоров сейчас невозможно, считает директор по исследованиям Центра изучения мира и конфликтов при Университете Тампере Марко Лехти.

Такого же мнения придерживается и Кристи Райк, заместитель директора аналитического отдела Международного центра обороны и безопасности (Эстония).

Кристи Райк. Фото: Марко Мумм

“В теории мирные переговоры могут выглядеть наилучшим сценарием, однако пока Владимир Путин у власти, добиться таким образом долгосрочного урегулирования конфликта не получится”, говорит Райк.

По мнению Лехти, и сама эта война, и её возможное окончание – этот вопрос общих правил игры для всего мира.

“Мы не можем согласиться с тем, что одна страна имеет право на агрессию против другой страны. Или что отдельные государства – например, в силу своего размера, – могут иметь иные принципы собственной безопасности, чем другие страны. Если мы начнём строить новую Европу на этой основе, то откатимся в XIХ век.”

И Лехти, и Райк солидарны в том, что на данный момент наиболее вероятным исходом войны выглядит победа на поле боя. России или Украины.

Поэтому даже Марко Лехти, который занимается вопросами мирного урегулирования конфликтов, надеется, что Украина получит всё возможное вооружение для защиты от агрессора, включая основные боевые танки “Леопард 2”.

Однако начать дискуссию о возможных путях выхода из войны, по его мнению, стоит уже сейчас. Чтобы когда наступит время – заключить мир наилучшим образом. Сам Лехти видит четыре возможных сценария.

Марко Лехти. Фото: Вилле-Вейкко Каакинен / HS

Первый основан на гарантиях безопасности в израильском стиле, которых требует президент Украины Владимир Зеленский. Речь идёт о вооружённой поддержке, аналогичной той, которую на протяжении десятилетий США оказывали Израилю, чтобы эта страна имела возможность защитить себя от внешних врагов.

В этом случае Соединённые Штаты и Европа будут продолжать поставлять оружие в Украину, чтобы ей не приходилось в одиночку защищать себя – а заодно и всю Европу – от агрессивного и непредсказуемого соседа.

Лехти считает такую политику недальновидной, а возможный мир, достигнутый на её основе – непрочным.

“Страна будет милитаризована до зубов, а регион останется крайне нестабильным.”

Второй сценарий – военная победа России, при которой ей удаётся оккупировать важнейшие центры Украины, включая Киев. В этом случае она будет контролировать всю страну. Это привело бы к порабощению украинцев и укреплению тоталитаризма, говорит Лехти. Если это произойдёт, то вся Европа будет жить в постоянном страхе перед новой войной.

В третьем сценарии ведущая роль отводится уже Европе. А Украина более активно интегрируется в европейский миропорядок и получает надёжные международные гарантии безопасности. Появляется обширная разделительная линия между демократической Европой и авторитарной Россией. Если, конечно, радикальные изменения не произойдут в самой России.

Четвёртый вариант Марко Лехти в настоящий момент кажется практически утопией. При нём происходит возрождение ОБСЕ, а евразийское сотрудничество выходит на принципиально новый уровень. Но для этого необходима смена власти в России, а также желание самих россиян начать историческую дискуссию, целью которой будет их примирение с украинцами.

Впрочем, финский исследователь говорит и о пятом, промежуточном, сценарии, при котором будет нечто среднее между войной и миром. То есть боевые действия окончательно сведутся к позиционной войне, однако никаких соглашений о прекращении огня, а тем более о мире, так и не будет достигнуто. Украина не получает в этом случае международных гарантий и не может наладить восстановление страны. Такая ситуация может продолжаться годами. Она серьёзно подорвёт функциональность украинского общества. По мнению Лехти, подобное развитие событий нарушит европейский баланс безопасности куда больше, чем эскалация войны.

Украинец прощается с семьёй на вокзале Одессы. 7 марта 2022 года. Фото: Булент Килич / AFP

Разумеется, перспективы каждого из этих сценариев зависят и от России. В частности, от того, что будет происходить внутри страны.

Будет ли свергнуто нынешнее правительство? Последует ли за этим гражданская война? Какой может оказаться новая администрация? Произойдёт ли бум национализма? Станут ли вагнеровские наёмники ещё более могущественной силой?

Третий и четвёртый сценарии Марко Лехти подразумевают сильную и единую в своей политике Европу.

“Это важнее всего”, говорит исследователь.

Он призывает к тому, чтобы думать о заключении мира и европейской безопасности на многие годы вперёд. Такого дальновидного мышления в настоящий момент, по его мнению, не наблюдается.

Разделение труда должно быть следующим: США поставляют оружие, а Европа очерчивает направления дальнейшего развития. Европейцам не хватает сейчас некоторой прозорливости.

“Речи европейских лидеров о заключении мира вызывают, в основном, неловкость”, говорит Лехти.

В частности, он намекает на выступления президента Франции Эммануэля Макрона, который предложил подумать над гарантиями безопасности для России на тот случай, если Москва согласится на переговоры.

В эгоистичном мышлении Лехти обвиняет и Германию.

“Там думают лишь о том, как сохранить свой “супер-уровень” жизни.”

А некоторые европейские страны, по его мнению, до сих пор не осознают, что заключение “простого” мира уже невозможно.

Соседствующие с Россией страны – например, Финляндия – живут абсолютно в других условиях. В них наблюдается совершенно другая тематика общественной дискуссии.

Выбор сценария мирного урегулирования зависит и от того, какое будущее выберет для себя Украина.

Люди убегают от российского вторжения в Ирпене. Март 2022 года. Фото: Арис Мессинис / AFP

До войны в этой стране процветала коррупция, а влияние олигархов распространялось на самые высокие политические сферы. Сейчас Украина воюет и всё внимание сосредоточено на том, чтобы отстоять свою независимость.

“Олигархи, которые были тесно связаны с Россией, отчасти потеряли свою власть ещё в 2014 году. Что останется от богатства и возможностей других олигархов – станет ясно только после войны”, говорит Кристи Райк.

Не можем мы предсказать и будущий статус президента Зеленского.

“До войны он не выглядел лидером, заслуживающим абсолютного доверия. Теперь он – герой войны. Когда наступят нормальные времена Украина окажется абсолютно в другой политической ситуации”, объясняет Райк.

Хотя Украину сложно назвать образцом демократического государства, и Лехти, и Райк подчёркивают важную роль её гражданского общества.

“Свобода, демократия и гражданские права действительно важны для украинцев. За них они и сражаются”, считает эстонский специалист.

Война помогла укрепить украинскую демократию. Украина делает ставку не только на оружие, но и на гражданскую активность и сопротивление, на упорство, на сильный народный дух, говорит Марко Лехти.

Он считает, что самая большая опасность для украинской демократии – оставить страну наедине со слабыми гарантиями безопасности. Это направит Украину в более авторитарную сторону.

“Когда рядом с тобой есть террористическое государство, обладающее ядерным оружием, нужно постоянно готовиться к возможному конфликту”, считает финский исследователь.

И Лехти, и Райк уверены, что для будущего Украины жизненно необходима широкомасштабная интеграция с Европой.

Братское захоронение под Бучей. Фото: Юха Салминен / HS

“Это могло бы укрепить демократию и поддержать Украину во время войны”, говорит Марко Лехти.

Он считает, что Европа уже сейчас не должна ограничиваться только вооружённой поддержкой Украины. Нужно заявить и о своей приверженности дальнейшей интеграции этой страны в свои ряды.

“Подобные заявления могли бы дать Украине дополнительные рычаги воздействия во время возможных мирных переговоров.”

Кристи Райк уверена, что впереди в любом случае очень трудные годы. Даже если интеграция Украины в Европу начнётся всерьёз. Политическое поле страны меняется. При этом необходимо принимать непростые решения и двигать страну вперёд. Периоды неудач и разочарований неизбежны.

“Появятся ли радикальные или популистские силы, которые могут поставить под угрозу развитие демократии? Этого тоже нельзя исключать”, добавляет к своим размышлениям Райк.

Исследователь мирных процессов Марко Лехти, говорит, что несколько недель до начала войны он не мог нормально спать. Ночами он просыпался, чтобы следить за новостями в своём смартфоне. Он доверял данным американской разведки и был уверен, что война неизбежна.

Мысли Лехти о будущем Европе с тех пор не изменились. 24 февраля 2022 года случилось нечто необратимое. Большой поворотный момент истории. Европа больше не станет такой, как прежде. Теперь этот континент надо отстраивать заново. Так рисует свои чувства Марко Лехти.

Если мы не хотим, чтобы Европа стала мрачным, раздираемым конфликтами регионом, в котором всегда присутствует угроза войны, то европейцам необходимо и морально и материально инвестировать в дальновидное мышление о нашем совместном будущем. Украинцам надо дать право голоса. К их взглядам на будущее Европы необходимо прислушаться.

Кроме того, Марко Лехти подчёркивает большую роль гражданской активности и общественных дискуссий на самых разных уровнях. Будь то в среде политиков или творческой интеллигенции. Мяч не должен быть только на стороне политиков.

Хороший пример можно увидеть в Украине. Её колоссальные военные успехи стали следствием действий не коррумпированной властной элиты, а результатом подвигов её армии и самых обычных людей.

Статья впервые опубликована 16.1.2023.

Suomenkielisen artikkelin voi lukea täältä.